Образ ребенка в искусстве

Детская вселенная, имеющая собственную историю, свой ход времени, обладает притягательной силой на протяжении всей отпущенной человеку жизни. Чем дальше отстоишь от ее истоков, тем больше представляется она воплощением мечты о счастье и гармонии. Но так ли так это?

На протяжении человеческой истории отношение к личности ребенка трансформировалось от полного его непонимания до восприятия в эпоху Возрождения маленького человечка как особого существа, имеющего право на свой собственный мир, с его непосредственными детскими заботами и играми.

И весь этот процесс нашел документальное подтверждение в произведениях скульптуры и архитектуры. О том, как понимали роль детей в античном и средневековом обществе, можно увидеть на картинах Рафаэля (Богородица с младенцем); богатая, но полная всяческих ограничений жизнь королевских инфант и маленьких придворных на полотнах Веласкеса и Рубенса. На холстах Мурильо запечатлены попрошайки и бродяжки севильских окраин, осуществляющих право на собственноручно заработанный кусок хлеба. Веселые маленькие обитатели Голландии показаны на работах Хальса и Стена, а подрастающие французы, внимающие идеалам эпохи Просвещения, изображены Шарденом.

В искусстве славян можно узнать и разглядеть судьбу будущей жены «любимца моды легкокрылой» Ореста Кипренского, в воспитании которой он принял участие с младенческих лет, о крепостной судьбе Василия Тропинина и его сына, о «мастеровых мальчиках» Перова, и о праве выйти в люди и получить образования сельской детворы Богданова-Бельского, рассказанного в картинах на примере собственной художественной биографии, как босоного воспитанника замечательного педагога Рачинского.

Задуматься о праве на рождение заставляет памятник нерожденному ребенку в Миорах, а о праве сердиться - символ Осло. Самый любимый норвежский малыш топает ногами и требует внимания к своей особе. Почему он любимый? Да потому, что у норвежцев ребенок всегда прав и не надо его сердить. Кстати, символы Минска тоже дети – мальчик с лебедем в Центральном парке и беззащитная девочка под дырявым зонтиком. Последняя скульптура стала откликом Владимира Жбанова на нелепую и ужасную трагедию в подземном переходе на станции метро Немига, где 31 мая 1999 года во время грозы в давке погибло 53 человека, среди которых большинством были молодые люди в возрасте 15-17 лет. Так образ романтической девочки, которую автор любовно назвал Ассоль, стал своеобразным памятником жертвам трагедии.

Право детей на мирную жизнь показано в монументе на мысе Нордкап – самой северной точке страны и Европейского континента, созданном по рисункам семи детей из разных стран, победителей конкурса на тему «Мир на Земле». А еще в памятниках Мише Каминскому на руках деда в Хатыни, «Детям батьки Миная» в Суражском мемориале «Детство, опаленное войной», открытом в июне 2007 года в деревне Красный берег Жлобинского района Гомельской области. А еще в «Цветке жизни» на 3–м километре былой «Дороги жизни» у поселка Ковалева… И еще есть Фельтеновская решетка Летнего сада, девочка, держащая в руках кусочек хлеба – суточный паек. Рядом младший братишка с бидоном, с которым ходили за водой и саночки, служащие для перевоза умерших: Дети. Валенки. Санки. Ломтик хлеба. Бронза. Гранит. Память потомков о маленьких блокадниках, созданная скульптором Константином Зиничем и архитектором Алексеем Касаткиным в Красноярске. В Хиросиме на стабилизаторе атомной бомбы стоит девочка Садако, высоко поднявшая над головой бумажного журавлика, а у подножья школьные делегации со всей страны кладут яркие бумажные гирлянды птиц с надписями «Вместе со взрослыми будем бороться за мир».

А еще в Петербурге в память о 186 невинно убиенных детей Беслана в 2007 году рядом с памятником блокадным детям встал пятиметровый монумент, выполненный в виде разорванного взрывом креста, через который мать выносит на руках умирающего ребенка. На кресте мелкие углубления, которые символизируют выбоины от пуль. Почему памятник стоит в Санкт-Петербурге? В этом городе учатся дети-жертвы, ставшие студентами, и, кроме того, боль не имеет никакой принадлежности к конфессиям, партиям и национальностям. То, что произошло в Беслане, страшно абсолютно для всех людей. Не потому ли жители итальянского города Кастельново-ди-Сотто в центральной области Эмилия-Романья на другой день после петербуржцев открыли памятник жертвам террористов в Беслане. Памятник работы скульптора Васко Монтекки изображает голубя, своими крыльями соединяющего две открытые книги. Символика скульптуры в том, что стремление к миру и согласию должно сблизить и примирить людей разных стран и культур.

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.


RATING ALL.BY