БиблиотекаНовостиРазноеМогут ли математики быть лириками, и почему нужно учить детей доказывать теоремы?

Могут ли математики быть лириками, и почему нужно учить детей доказывать теоремы?

Первое, на что обращаешь внимание в фойе гимназии № 41 имени Серебряного В. Х., – стенды с фамилиями учеников, получивших награды на международных олимпиадах по математике. Заметим, Доска почета немаленькая. Понятно, что для победы в престижных интеллектуальных состязаниях нужен талант. Но вот его развитие – заслуга педагогов. О том, как это делают, рассказывали учителя гимназии (они же преподаватели БГУ, кандидаты физико-математических наук) Леонид Лавринович (Л.Л.) и Борис Комраков (Б.К.).

Леонид Лавринович

– Рискну навлечь на себя гнев феминисток всего мира, но ваш предмет все же мужская наука. Сколько известных женщин-математиков мы можем вспомнить? Софья Ковалевская, Гипатия Александрийская… А дальше?

Л.Л.: Вы назвали имена, вошедшие в мировую историю. Но сегодня женщин-математиков много – они даже возглавляют некоторые белорусские математические школы. Одна из них – член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси Фаина Кириллова. Безусловно, мужчин больше. Возможно, потому, что мужской мозг устроен по-другому. Девочки берут аккуратностью. А там, где требуется полет фантазии, преуспевают парни. Хотя… жизнь сводила с очень талантливыми девчатами. И в этом году в международной олимпиаде по математике участвовали две ученицы нашей гимназии – Саша Новик и Полина Черникова. А аббревиатуру ФПМ (факультет прикладной математики БГУ, где я преподаю) когда-то расшифровывали как факультет, покинутый мужчинами: столько девчат там училось!

– Школьная математика включает в себя алгебру и геометрию. Бывает ли так, что талантливый ребенок дружит с одной из этих дисциплин, а другой – не очень?

Л.Л.: Периодически такое случается. Поначалу у многих детей очень туго идет геометрия, некоторые ученики терпеть ее не могут. Но потом усваивают, что многое можно прочитать по чертежу, и все становится понятно. В то же время в курсе алгебры появляются достаточно сложные вещи, требующие определенного уровня абстракции, и тогда возникают уже проблемы с этим предметом. В математике очень много разных направлений, и люди владеют ими по-разному. Знаю случаи, когда участники олимпиад даже не брались за решение определенных заданий, понимая, что они в этом не сильны.

Б.К.: Различные области математики требуют разных способностей. И индивидуальные особенности учеников сбрасывать со счетов нельзя. У кого-то хорошо развито пространственное воображение, и он все видит в геометрии. Другому ребенку, которому это не дано, потребуется больше времени, чтобы разобраться в задаче.

– Говорят, что талантливые математики не всегда дружат с гуманитарными дисциплинами. Согласны с подобным утверждением?

Б.К.: Среди математиков видел и любителей языка, и безграмотных, и тех, кто занимался музыкой, рисованием, спортом. Так что обобщать нельзя, все очень разные.

Л.Л.: Выпускница гимназии 2019 года, обладательница «серебра» международной математической олимпиады, дважды серебряный призер европейской математической олимпиады среди девушек Саша Новик – талантливый художник. Но почерк ее разобрать невозможно. Наши ребята пишут достаточно грамотно, если, конечно, учитель сможет расшифровать, что они написали (смеется). У меня самого в школе по русскому языку были не то чтобы двойки… но готовиться к урокам приходилось по полной, в то время как математику решал с лету.

Борис Комраков

– Школьные программы вроде бы упрощают из года в год, а ребята жалуются на их сложность. Что случилось?

Л.Л.: Подтверждаю: программы очень сильно упростили по сравнению с теми, которые были раньше. Многие темы выбросили. В то время как в других странах они остались. И ситуация сейчас такая: ребенок, окончивший белорусскую школу, не поступит в зарубежный вуз без дополнительных занятий – ему не хватит знаний. Второй важный момент: нынешние школьники не умеют работать. А чтобы добиться результата, нужно трудиться! Вместо этого привыкли говорить: если ребенку неинтересно, виноват учитель. И первокурсники в вузах не справляются с нагрузками именно потому, что не приучены к усердию. Я учился в провинции, в простой школе, и на 1-м курсе разница между обычными студентами и теми, кто занимался в специализированной математической школе, чувствовалась. Но мы старались, корпели над темами, и к 2-му курсу шли достаточно ровно. А нынче в школе не хотят добывать знания трудом.

Б.К.: Задача школьного учителя сегодня – научить ребят сдавать тесты, то есть быстро и аккуратно решать достаточно простые примеры. Тоже неплохо, но раньше дети хотя бы умели доказывать теоремы. Сейчас – не надо.

Л.Л.: Но ведь математика – не набор формул, а способ мышления, умение логически мыслить. И если этому не научить в младших классах, то дальше получится полная абракадабра. Я частенько бываю в жюри конференций и турниров и вижу, что ребята зачастую не понимают, как выстроить рассуждение.

–Дети сегодня приходят в гимназию по месту регистрации без экзамена. И они изучают математику на повышенном уровне? Как справляются?

Б.К.: Математический класс один в параллели. Если ребенок не хочет или не в состоянии заниматься углубленно математикой, он может учиться в обыкновенном классе. Да, есть родители, стремящиеся запихнуть дитя в сильную гимназию, как в камеру хранения, и ждущие, что случится чудо. А нужно рассмотреть талант ребенка, направить в нужное русло, поддержать, если что-то не получается. Есть ведь ребята, для которых математика не их предмет. Так пусть занимаются тем, к чему лежит душа. В этом плане повезло гимназиям искусств: творческий экзамен позволяет отбирать по-настоящему способных.

Л.Л.: В Беларуси очень много талантливых учителей. Мы работаем по-разному, но важен результат. Наша гимназия долго являлась школой и не стремилась к перемене статуса. Но когда в общеобразовательных учебных заведениях отменили профильное обучение, возникла проблема. Раньше в профильных классах были особые программы, отобранные учебники, заинтересованные педагоги. Если всех уравнивать, на выходе получится серая масса. Не все дети могут изучать математику на повышенном уровне. Но должна быть возможность готовить одаренных ребят и в школе, и в вузе. Иначе восходящую звездочку тут же подхватят коллеги из зарубежных университетов, которые предоставляют все возможности: обещают создать специальные группы для олимпиадников, предлагают личного куратора, повышенную стипендию, обучение языку, стажировки и даже определенные карьерные и научные перспективы. И в результате уезжают талантливые дети, те, кто мечтает заниматься математикой. Чтобы сохранить отечественную научную школу, стоит задуматься о создании подобных условий в наших вузах.

Справочно

За последние 15 лет 17 учащихся гимназии № 41 завоевали 3 золотые, 15 серебряных и 9 бронзовых медалей на международных математических олимпиадах.

Екатерина Циркун, агентство «Минск-Новости»
(фото Павла Русака)

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.