БиблиотекаНовостиРазноеПочему подростки все чаще детально планируют побеги?

Почему подростки все чаще детально планируют побеги?

Подростки, решившие не возвращаться домой, – явление не новое. Непонимание со стороны родителей или неблагополучие в семье, конфликты со сверстниками и учителями, желание проявить свою самостоятельность раньше времени – причин может быть много. Однако в наши дни эти побеги все чаще детально планируются в соцсетях. И о спонтанности говорить не приходится. О чем свидетельствует эта новая реальность?

Подросток

«Гродненские Ромео и Джульетта» – так до сих пор называют Диану и Евгения. Их история недавно буквально взорвала социальные сети. Пятнадцатилетняя девушка и ее семнадцатилетний возлюбленный, встретив со стороны родителей непонимание своих отношений, ничего лучшего не придумали, как сбежать в лес, соорудить шалаш и надеяться дожить там до совершеннолетия. Почти десять дней их искала милиция, а родители не находили себе места. К счастью, подростки, к тому времени уже почти исчерпавшие запас припасенного продовольствия, оказались живыми и здоровыми. Кто бы мог подумать, что такой поступок они совершат еще дважды?

После «серии» побегов обоих несовершеннолетних госпитализировали в психбольницу, где они прошли обследование на наличие психических расстройств. К счастью, таковых не оказалось. Однако место пребывания для влюбленных стало не самым приятным, и кое-какие выводы они, видимо, сделали – больше в числе разыскиваемых не фигурируют.

В этой истории особенно настораживает то, что подростки прошли буквально по краю преступления. В один из очередных побегов они забрались в чужой дом, используемый под дачу. И только лояльность хозяев жилища спасла их от больших неприятностей и не привела на скамью подсудимых.

Как сложатся отношения этой влюбленной пары, покажет время. Кстати, Евгению недавно исполнилось 18, и парень уже попадает в другую зону ответственности.

А в Витебске два брата и сестра, испугавшись наказания родителей за плохое поведение, убежали из дома и добрались аж до Хабаровска. Российская полиция сняла беглецов с поезда «Москва – Владивосток».

К сожалению, историй, в которых фигурируют подобные герои, немало. Почему же дети убегают?

Бродяги до востребования

Старший инспектор по особым поручениям Управления профилактики УВД Гродненского облисполкома подполковник Андрей Автух рассказывает:

– Как-только поступает соответствующее заявление от родственников или информация из учебного заведения, оперативно-следственная группа незамедлительно начинает поисковую операцию. Если через 10 дней поиски не дали результатов, возбуждается уголовное дело, а человека заносят в базу без вести пропавших, где он значится до тех пор, пока не будет найден живым или мертвым.

По статистике, большинство подобных фигурантов оперативных сводок решаются на такой поступок единожды, шлейф бродяжничества тянется за считаными. Если за несовершеннолетним ранее не наблюдалось правонарушений, с ним проводится индивидуально-профилактическая работа, вопреки расхожему мнению на учет в милиции он не ставится.

Другое дело, если беглецы пускаются во все тяжкие. Подполковник Андрей Автух приводит показательный пример. В апреле прошлого года в Щучинском районе из опекунских семей сбежали четверо несовершеннолетних, которые проживали в разных деревнях, но учились в одном классе. Сразу после уроков девятиклассники бесследно исчезли. Когда подростки не объявились дома и не вышли на связь, взрослые обратились в милицию. Розыск пропавших начался сразу, отрабатывались всевозможные маршруты и места их нахождения. Школьников обнаружили на третий день: один из нарядов, патрулируя окрестности, обратил внимание на четверых велосипедистов. Оказалось, что велосипеды друзья украли с частных подворий и направлялись к отцу одного из подростков, лишенному родительских прав. Вскоре всплыли и другие преступления: беглецы успели забраться в сельский магазин, разбив оконное стекло. Прихватили в свое вольное путешествие продукты, конфеты на сумму свыше 570 рублей. Было возбуждено уголовное дело. От строгого наказания его фигурантов спасла амнистия.

Осторожно, соцсети В 2019 году наши граждане более 900 раз обращались в милицию о пропавших без вести несовершеннолетних. И только на прошлой неделе в розыск были объявлены четверо: 17-летний Роман – в Минской области, 15-летняя Снежана – в Гродненской, 16-летняя Александра – в Брестской и 9-летний Виталий – в Минске. Все ушли из дома по собственному желанию и были найдены в день пропажи или через пару суток. К счастью родителей, целыми и невредимыми.

Взрослым о причинах своего бегства дети предпочитают не говорить. При этом многие охотно делятся планами с единомышленниками в интернете. Так, в соцсети ВКонтакте существует несколько закрытых групп, где мальчишки и девчонки без стеснений обсуждают, как, куда и с кем можно убежать.

«Это болезнь? Не могу долго находиться дома. Постоянно тянет ехать. Путешествую в основном на электричках. Ночую где придется. На неделе уезжаю. Кто со мной?» – пишет в одном из сообществ 15-летний парень. Или вот: «Ищу спутников, да не простых, а в край отбитых на голову, кто решится в зимний период помчать навстречу судьбе. Желающие только 16+. Если вы не боитесь выглядеть глупо перед людьми, если отпаливаете шуточки и эпичные фразы, то нам с вами по пути!!!» Комментариев к сообщениям – уйма. Одни всерьез интересуются предстоящим маршрутом, другие пытаются завести разговор на отвлеченную тему.

В подобных интернет-сообществах тысячи участников из постсоветских стран.

Регулярно встречаются и белорусы. Например, зовут бежать на двух колесах: «Я завтра ухожу из дома, нужен любой человек до 16 лет (мне 14). Одному стремно. Беларусь. НА ВЕЛИКЕ». Или предлагают временное убежище сбежавшим: «Кто драпает в Беларусь? Пишите в лс».

Насколько серьезные намерения у тех, кто сидит в подобных группах, сказать трудно. Однако многие ребята выстраивают свои планы до мельчайших деталей. 14-летняя Яна спрашивает: «Если я поменяю сим-карту, но буду использовать тот же телефон, смогут ли вычислить мое местоположение?» А 16-летний Вадим интересуется: «Куда бежать лучше: в большие города или маленькие? Где вероятность того, что не найдут, меньше?»

После подобных сообщений многие подростки удаляют свои странички в соцсетях. Значит ли это, что их владельцы решаются на задуманное? Не исключено.

Вместе с тем есть в сообществах и другая категория участников – те, кто предлагает «помощь с побегом». Они готовы дать отчаявшимся ночлег, еду или даже немного денег. А что взамен? Большинство уверяет, что практически ничего: «Бесплатно подселю тихую девушку, умеющую готовить, для поддержания быта. Не интим, не рабство». А кто-то готов дать крышу над головой лишь молодым людям определенного возраста и внешности: «Могу подселить 1–2 парней в 1-к. квартиру в Питере. До 18 лет» или «Помогу с жильем красивым девушкам. Рязанская область». Авторы таких постов кочуют из одной группы в другую, даже не меняя текста своих сообщений. Ужасает не только сомнительный тон предложений, но и их огромное количество. При этом, судя по фотографиям в профилях этих людей, они все взрослые и даже не скрывают своих лиц.

Кроме того, подобные интернет-сообщества, как и любые другие, массово притягивают диванных экспертов, готовых высказать свое мнение по поводу и без. Здесь нередко раздают советы отчаявшимся мальчишкам и девчонкам о том, как «правильно сбегать из дома». Например, один молодой человек пишет: «Ужасы бродячей жизни существуют лишь в вашем воображении. А в действительности если есть опыт лесной (степной) жизни, то шалаш в лесу ставится минут за 10. 3 кг крупы хватит, чтобы месяц горя не знать. Спальник спасает даже от морозов». Другой уверен в иной истине: «Милиция принудительно закрывает лишь тех, кто ворует. А просто бродяжничать можно. Это «домашним» подросткам после 10 вечера гулять нельзя (и дело не в заботе о детях, а в желании государства восполнить дыры в бюджете штрафами с родителей!)». Таких подозрительных личностей-искусителей в группах потенциальных беглецов полно. Пишут они складно, но только всегда с фейковых страниц с фотографиями, украденными в интернете.

Впрочем, далеко не все записи подобных сообществ настраивают на романтичный лад бродячей жизни. Время от времени там можно увидеть ссылки на новости о гибели парней и девчат, которые еще совсем недавно сами писали в интернете о желании сбежать. Но печальные сводки будущих беглецов, конечно, не останавливают.

– Ищем пропавших всеми способами, в том числе и через соцсети. Направление поисковых мероприятий зависит от возраста ребенка и обстоятельств его ухода, – рассказывает начальник отдела организации разыскной работы Главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД Беларуси Дмитрий Крюков. – Одно дело, когда пропадает малолетний (до 14 лет) в условиях, угрожающих жизни. Например, в лесном массиве. По сигналу начинаются масштабные поисковые мероприятия с привлечением МЧС, волонтеров, с использованием беспилотных летательных аппаратов. Совсем другое дело – подростки, для которых уход из дома – уже образ жизни. Увы, есть у нас и так называемые штатные беглецы. Некоторых приходилось возвращать домой десятки раз. Есть парень, который за одну неделю умудрился сбежать из интерната 3 раза. Только милиционеры доставляли его на место – он через полчаса снова удирал.

По словам Дмитрия Крюкова, сейчас многие несовершеннолетние, вместо того чтобы идти в школу, протаптывают дорожку в торговые центры и не выходят на связь с родителями. Дети называют такое времяпрепровождение одним словом – «тусоваться». В ТЦ тепло, светло, есть Wi-Fi. Переночевать при этом беглецы могут на вокзале или даже в соседнем подъезде своего дома, а потом вернуться домой как ни в чем не бывало.

При этом девочки уходят гораздо чаще мальчиков. Нередко из-за романтических побуждений к ухажерам, которые заметно старше их.

Родителям, чьи дети пропали, Дмитрий Крюков советует:

– Не нужно выжидать время для обращения в милицию. Ни день, ни даже несколько часов. Чем раньше поступит сообщение, тем больше шансов разрешить проблему в благополучном ключе. За день ребенок может уехать в Россию, и там найти его будет гораздо сложнее.

Что происходит с несовершеннолетним после того, как его находят? Его просто отдают родителям.

– Беглецы – не преступники. За что их наказывать? Им нужна помощь, которую оказывают учреждения образования и органы внутренних дел. Так, на классных часах, родительских собраниях, дополнительных занятиях и т. д., помимо прочего, затрагиваются и темы беглецов, – поясняет начальник отдела организации работы ИДН Управления профилактики МВД Сергей Янковский. – В то же время нельзя забывать, что главная роль в воспитании возлагается на родителей. Ведь, если разобраться, одна из основных причин ухода детей из дома – это проблемы в семье.

Эксперты замечают, что часто беглецы растут в благополучных семьях. «Чего же ребенку не хватало?» – сокрушаются родители, окружившие свое чадо материальными благами. И ответов на этот вопрос может быть множество. Хорошо, если отчаянная подростковая выходка спустя годы будет вспоминаться как шаг к взрослению и встряска для всей семьи. А с годами придет и ответственность за свои поступки. А если побег закончится трагической развязкой?

Нет таблетки от проблем

Как вовремя распознать у детей психологические и психические расстройства, рассказывает заведующая детским диспансерным психо-наркологическим отделением Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» Элина Григенча.

– Примерно у 10 процентов детей побег из дома связан с какими-либо психическими нарушениями, и они нуждаются в лечении. В числе психических заболеваний – эпилепсия, шизофрения, умственная отсталость и другие. Такие дети находятся под более пристальным вниманием у педагогов, родителей и врачей.

– Как же выявить, болен ребенок или нет?

– Если побег совершается не раз, таких детей, как правило, госпитализируем с целью медицинского обследования. Замечу, что наше учреждение – не исправительное, а лечебное. Врачи выполняют сугубо свои функции, поэтому не может быть и речи о том, чтобы поместить в наш диспансер пациента в каких-либо воспитательных целях.

– Что должно насторожить родителей в детском поведении?

– Если ребенок или подросток был энергичный, жизнерадостный, активный и вдруг кардинально поменял свое поведение – стал подавленным, апатичным, замкнутым, можно подозревать депрессивное расстройство. В таком случае не нужно бояться обратиться к врачу-психотерапевту. Записаться на бесплатный прием. Причем на консультацию могут сначала прийти только родители.

– Как действует на психическое здоровье подрастающего поколения наш динамичный мир?

– Последние два года наблюдается пик детей с гиперактивностью. Массовая информатизация, увы, может негативно сказаться на ребенке.

Постоянно наблюдаю, как в поликлиниках мамы успокаивают детей, дав в руку мобильный телефон, подрастающее поколение пропадает в агрессивных компьютерных играх, смотрит соответствующие фильмы и т. д. В итоге дети эмоционально перевозбуждаются, а во что это выльется в подростковом возрасте – мы не знаем. Может быть и депрессивное, и агрессивное, антисоциальное поведение.

К сожалению, нет такой «волшебной таблетки», которая вмиг решила бы все проблемы, побуждающие детей и подростков к побегу из дома. Самое лучшее лекарство – контакт с ребенком.

Кем оказался Пашка Жэўжык

В начале 2000-х, когда мобильная связь и интернет были роскошью, доступной единицам, дети убегали из дома гораздо чаще, а их поиски растягивались на долгие месяцы. При этом многие ребята, отказываясь называть свою личность, направлялись в приемник-распределитель для несовершеннолетних УВД Минского облисполкома.

– Раньше законодательство было другим, и тема бродяжничества стояла острее. Многие дети из регионов на попутках или «зай­цами» на дизелях ехали смотреть Минск без предупреждения ­родителей и без гроша в кармане, а потом не могли вернуться обратно. Участковые находили их на вокзалах и улицах. Так они попадали к нам, – говорит начальник приемника-распределителя Лариса Лычковская.

Вспоминают в распределителе и нетипичный случай: как-то милиция обнаружила подростка на автомобильной заправке. Чумазый паренек в грязной одежде предлагал водителям помыть их машины за символическую сумму, а на вопросы, кто он, откуда, сколько ему лет, не отвечал. Придерживался линии: «Я – Жэўжык Павел. Дома и родителей у меня нет, писать и читать не умею». По существовавшим тогда правилам парня доставили в приемник для установления личности. Стали пробивать по базе, обзванивать всевозможные структуры, но нигде информации о загадочном Пашке Жэўжыку не было.

– В течение месяца мы работали с ним, используя проективные методики, и стало ясно: есть у него и дом, и родители, да и в целом он парень с незаурядными умственными способностями, – вспоминает психолог приемника-распределителя Наталия Фалевич. – Признался Жэўжык только, когда самому надоело поддерживать нелепую легенду. Выяснилось, что он сын педагогов из Гомельской области, который просто устал от родительской гиперопеки. 17-летний парень не мог вынести того, что родители следили за каждым его шагом дома, в школе и в свободное время. К слову, те отказывались понимать своего ребенка и даже после его возвращения продолжали чересчур заботиться о нем. Итог – по достижении 18-летия Паша уехал в другую страну.

Еще одна необычная история случилась с мальчишкой, чья мама переехала из Минска в Барановичи к новому мужу и забрала с собой сына от первого брака. Парень не мог ужиться в новом доме и вместо школьных занятий отправлялся на электричках в Минск, в район, где раньше жил. Гулял во дворах и ночевал на теплотрассах. В итоге в приемнике он оказывался 32 раза! Исследовав многократные уходы из дома, специалисты сделали заключение о психоэмоциональном состоянии несовершеннолетнего и поставили диагноз дромомания (влечение к побегам без причины).

– Это единственный случай за 15 лет моей работы с подростками в учреждении, – поделилась Наталия Фалевич. – Внешне благополучные семьи далеко не всегда являются такими изнутри. Раньше психолого-педагогической помощи детям, но, главное, их родителям практически не уделяли внимания. Оттого и возникали такие проблемы.

МНЕНИЕ

Оксана Шульга, кандидат психологических наук, доцент, директор Гродненского филиала УПУ «Центр «Медиация и право»:

– Иногда подростки могут убегать из дома в целях поиска развлечений и удовольствия, если они не встречают это в семье, или в силу чрезмерного фантазерства или мечтательности. Побеги встречаются и тогда, когда в семье слишком много опеки и контроля, когда ответственность и самостоятельность детей не принимаются.

Выделяется несколько типов побегов. Наиболее частый – эмансипационный. Дети пытаются таким образом показать, что взрослеют. Они пытаются заслужить уважение к себе или освободиться от надоевшего образа жизни. Порой уход из дома совершается с целью демонстративного протеста. В этих случаях ребенок прячется нередко там, где его легко могут найти. Существует такой вид побегов, как импунитивный, когда дети чувствуют безнаказанность, не могут оценить последствия своего поступка.

Важно, чтобы между родителями и их чадами существовали доверие и открытые отношения. Это позволяет прогнозировать появление конфликтов, их своевременное обсуждение и разрешение. Родителям необходимо научиться не критиковать ребенка, не осуждать его, не оценивать и не сравнивать, а быть чувствительными к его потребностям и желаниям, переживаниям и планам. Дом должен быть местом, где ребенку можно выразить все свои чувства: и радостные, и негативные, где его поддержат и помогут решить жизненную проблему. Ведь у взрослых уже есть некоторые жизненные опоры: образование, работа, финансы, друзья, собственные мысли и ценности, а у ребенка этого еще нет, он только учится. Чтобы решить проблемы в семье, прежде всего должны измениться не дети, а родители.

Елена Семенова, Анна Курак, «Народная газета», 30 января 2020 г.

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.