БиблиотекаНовостиРазноеСемь бед - где искать ответ?

Семь бед - где искать ответ?

Попав в трудную жизненную ситуацию, подростки иногда совершают опрометчивый поступок. Для некоторых — последний…

Помню, как моя сестра прибегала из школы домой, швыряла сумку с учебниками на пол и, не говоря никому ни слова, закрывалась в своей комнате. Мама на цыпочках то и дело подкрадывалась к двери, прислушивалась — там рыдания. Вечером на семейном ужине выясняли причины девичьих слез: поссорилась с подругой, не посмотрел в ее сторону любимый мальчик, учитель занизил отметку…

Это самый трудный возраст. Сужу и по себе. Сейчас в моей жизни, насчитывающей уже три десятка лет, трудностей немало. Но тот возраст, пожалуй, лет с 13, запомнился как самый-самый… Какое прилагательное ни употреби. Романтичный? Да — первая влюбленность и желание нравиться противоположному полу. Активный? Безусловно — увлечения, встречи, путешествия. Сложный? Конечно — сердечко еще не окрепло, а сколько обид и боли через себя пропускает. В этом возрасте нет деления на большие и маленькие трудности — все очень значимые. Леденящая волна пробегает по телу, когда в очередной раз в средствах массовой информации появляются сообщения о детях, которые, оказавшись наедине с душевными тревогами, делают опрометчивый шаг. В 2015 году, по статистике столичной прокуратуры, мы потеряли 7 подростков. Чья вина? «Родителей! Педагогов! Медиков! — реагирует общественность. — Вовремя не рассмотрели, не разгадали ребус подростковой души, не утешили…» Но, по моему мнению, единственная вина — наше всеобъемлющее равнодушие к тому, кто совсем рядом.

На круглом столе в редакции «Минского курьера» собрались специалисты различных структур и ведомств, чтобы сообща ответить на вопрос: «Как научить наших детей справляться с конфликтами и душевными тревогами не в ущерб своему здоровью и жизни?»

Корр.: Что толкает молодых людей на неверный шаг?

Анна Марковцова, старший прокурор отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи (А. М.): Как показал анализ подростковых суицидов, совершенных в 2014-2015 годах, психотравмирующая ситуация напрямую не связана с поведением родителей и близких людей. Суицидальная активность детей начинается с вхождением в переходный возраст. К 15 годам она возрастает и достигает максимума к 17. Когда ребенок принимает неправильное решение, некорректно искать кого-то одного виноватого. Прокуратура изучает причины произошедшего, исходя из того, что можно было сделать, чтобы была максимальная возможность избежать трагедии. А они не случаются внезапно. Подросток, как правило, продолжительное время находится в психотравмирующей ситуации или в тяжелом эмоциональном состоянии. Но мамы и папы не замечают проблем у своих детей, не обращают внимания на изменения в поведении. И признать факт произошедшего большинство родителей не хотят до последнего, настаивая на том, что имело место противоправное деяние в отношении сына или дочери. А ведь практически все подростки намекали или прямо сообщали о желании совершить непоправимое. Их слова оставались без внимания, воспринимались как шутка или шантаж.

Корр.: Но такие высказывания звучат в большинстве семей, воспитывающих подростков. Так юный бунтарь добивается своих целей, шантажирует. Как отличить серьезное намерение от банальной манипуляции? И если родителям не удалось вовремя расслышать тревожные звоночки в поведении ребенка, то имеют ли такую возможность школьные психологи и социальные педагоги?

Нина Козырева, преподаватель кафедры психологии образования Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка (Н. К.): Ежегодно факультет психологии БГПУ выпускает 300-350 психологов. Студенты изучают специфические дисциплины «Введение в суицидологию», «Кризисная психология». Четырехлетняя вузовская программа не отличается, скажем, от соседней российской.

В учреждениях образования педагоги-психологи и социальные педагоги должны выявлять ребят, относящихся к группе суицидального риска. Но на 500 детей — лишь один психолог! Важно тесное сотрудничество с классными руководителями, наставниками. Они каждый день видят ребят на занятиях, могут обратить внимание на изменения в учебе, настроении. Необходимо формировать доверительные отношения с воспитанниками, чтобы они не оставались один на один со своими проблемами. Не должно быть равнодушия.

Вадим Кирилюк, главный врач Городского клинического детского психиатрического диспансера, главный внештатный детский психиатр комитета по здравоохранению Мингорисполкома (В. К.): Тестировать детей в школе можно только с согласия родителей…

Анастасия Косова, заведующий организационно-методическим отделом Городского центра здоровья (А. К.): А они в первую очередь должны знать индикаторы тревожного поведения. Ребята, которые находятся в кризисном состоянии, оставляют коммуникативные, поведенческие ключи. В семье и в школе важно создать атмосферу доверия и принятия. Психолог не должен восприниматься как каратель. Иногда же приходится слышать: «Вот накажу тебя, пойдешь к психологу!» А если нет доверия, куда уходит ребенок?

Елена Навицкая, главный вне­штатный детский психотерапевт комитета по здравоохранению Мингорисполкома (Е. Н.): Существуют признаки поведения подростка, которые могут насторожить родителей. Иногда ребенок прямо или косвенно говорит о желании убить себя, невозможности продолжать жить. Или, например, ведет себя рискованно, причиняя своему здоровью вред. Порой может наблюдаться резкое изменение в поведении: ребенок стал неряшливым, не хочет разговаривать с близкими, раздает дорогие ему вещи, отдаляется от друзей. Длительное время пребывает в подавленном настроении, раздражен. В ближайшем окружении такого подростка могут быть знакомые, друзья, родственники, совершавшие попытки суицида.

Елена Герасименко, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Мингорис­полкома (Е. Г.): Родители не знают, как воспитывать детей. Каждый вуз, неважно, экономический, аграрный или технический, должен ввести преподавание педагогики. Хотя бы на одном курсе.

Н. К.: Много конфликтов среди подростков происходит за пределами школы, нужно привлекать внимание к проблеме психологической травли в социальных сетях. И уже с садовского возраста прививать ребенку правильные нравственные ценности, вместе искать смысл жизни.

Татьяна Янушкевич, проректор по международному сотрудничеству и информационно-идео­логической работе Минского городского института развития образования (Т. Я.): В дошкольном возрасте и на первой ступени обучения малыш должен испробовать все: рисовать, петь, прыгать, танцевать… Хобби помогает обрести себя. Это помощь в социа­лизации, становлении успешности, самореализации. И, несомненно, релакс: если плохо, займись любимым делом — и негативная эмоция уйдет. В последнее время много говорят про службы примирения в учреждениях образования. Это определенная школа разрешения конфликтов. Медиация помогает регулировать возникающие противоречия на основе поиска общих интересов враждующих сторон, переходить от спора к сотрудничеству.

Корр.: Я не специалист в медиации. Но у меня есть ребенок, и я хочу научить его правильно справляться с конф­ликтными ситуациями. Куда обращаться?

Н. К.: Школьный психолог работает по запросу в том числе. Классные руководители, родители могут обратиться с просьбой о проведении соответствующего тренинга.

Е. Н.: И родители, и дети должны помнить: обращаясь в специальные службы, оказывающие психологическую и психиатрическую помощь, в том числе по телефону, они имеют право на конфиденциальность. По Закону Республики Беларусь «Об оказании психиатрической помощи» информация, полученная при обращении пациента, составляет врачебную тайну. Сообщение каких-либо сведений допускается лишь в исключительных случаях, например, судебным и правоохранительным органам.

В. К.: При обращении подростков непосредственно в диспансер помощь психотерапевтами может оказываться, в том числе, на анонимной основе. Исключение — только если констатируется тяжелое заболевание. Родители иногда не хотят замечать у детей серьезных отклонений, отказываются от лечения. В практике встречаюсь со случаями, когда у ребят налицо откровенные проблемы. Например, у девушки анорексия — вес 40 килограммов! А мама увозит ее домой…

Т. Я.: Педагогам-психологам, родителям и детям не хватает практических навыков, знаний элементарных методик, которые направлены на разрешение тяжелой эмоциональной ситуации. Например, прежде чем сгоряча что-то решить, посчитайте до 10. Чувствуешь, что появляется беспокойство, желание нагрубить, ударить — обхвати ладошками локти и сильно прижми руки к груди… В учреждении образования необходимо создавать безопасную, бесконфликтную атмосферу, в которой уютно и комфортно. Рядом с ребенком должен находиться друг — педагог, психолог, классный руководитель, — которому всегда можно рассказать о наболевшем, спросить совета. Проводили эксперимент в некоторых столичных школах: устанавливали специальные антистрессовые доски и предлагали детям: если плохо на душе, чем-то недовольны — напишите, почеркайте, порисуйте… По этим записям можно легко оценить обстановку, которая сложилась на уроке и в школе. МГИРО в рамках повышения квалификации предлагает курсы, обучающие именно практическим навыкам: как снять конфликтную ситуацию, вывести ребенка из ступора, контактировать с родителями, формировать у подрастающего поколения позитивное отношение к жизни и так далее. Есть примеры, когда талантливые, уникальные дети решаются на отчаянный поступок. Их социальная успешность программируется родителями. Они предъявляют повышенные требования к сыновьям и дочерям, считают, что дети должны добиться успехов в том, в чем сами папы-мамы когда-то не преуспели.

В. К.: В каждом районе города есть Центры дружественного отношения к подростку, там работают психологи. К ним приходит огромное количество детей. Потом эти подростки собирают своих одноклассников, посещают психологические занятия группами. Есть круглосуточный телефон доверия для детей и подростков. К нам обращаются прежде всего по теме личных отношений, проблем с родителями, конфликтов в школе и со сверстниками. Только потом — по поводу зависимости.

Инесса Палазник, врач-валеолог, координатор информационно-методического ресурсного центра дружественного отношения к подросткам «Ювентус» (И. П.): Был период, когда в школах Советского района ощущалась нехватка педагогов-психологов. Директора учреждений образования самостоятельно пытались разобраться в конфликтных ситуациях. Зачастую такие факты скрывают в стенах заведения. Школьная администрация должна понимать, что это никоим образом не отражается на качественных показателях. Нужно направлять детей в наши центры. Для юных посетителей мы тоже проводим консультирование анонимно, их фамилии нигде не прописаны. Если ребенок после общения с психологом дает согласие, приглашаем на консультацию и его родителей. Часто выясняется, что мамы и папы виноваты в сложившейся конфликтной ситуации. Например, сейчас в нашем центре проходит профориентационное консультирование. Ощущается сильное родительское давление на подростков. А ведь взрослые в первую очередь должны думать о том, как профессия в будущем скажется на здоровье их детей. Кроме того, мамы и папы уделяют мало внимания половому воспитанию юношей и девушек. Был случай, когда после занятий в нашем центре девочка решила обратиться к гинекологу. Выяснилось, что она беременна. Раньше ей никто не рассказывал о признаках беременности, не интересовался ее репродуктивным здоровьем.

Е. Н.: А вы проводите тренинги с родителями, педагогами?

И. П.:
В Московском районе есть центр «Доверие», где функционирует родительский клуб.

В. К.: Почему в почтовых ящиках видим лишь коммерческую рекламу? Необходимо использовать эту возможность для просвещения родителей. Распространять брошюры с рекомендациями, адресами и телефонами служб доверия.

Корр.: У ребенка на время смены в детском оздоровительном лагере отнимают мобильный телефон. Вожатые рассказывают, что у парня начинается депрессия. Он днями ходит с опущенной головой, боится людям смотреть в глаза, разговаривать. Как помочь юным найти баланс между виртуальным и реальным общением?

А. К.: Городской центр здоровья является инициатором профилактических проектов. Например, один из них нацелен на профилактику зависимостей у шестиклассников — алкогольной, никотиновой, наркотической, игровой… Присутствовала на занятии. С детьми проводили тренинг по налаживанию межличностных отношений. Мальчикам и девочкам предложили на бумаге нарисовать своих главных друзей. У одного на весь лист — монитор, у другого — холодильник… Остальные рисовали кровать, телефон, смайлики. Поинтересовалась, где живут ваши друзья? Ученик берет мобильник и показывает: здесь живет вся моя компания. Если телефона не станет, то и друзей тоже. Если исчезнет из Сети аватарка, значит — друга нет. В рамках проекта психологи столкнулись с тем, что шестиклассникам нужно объяснять, что такое дружба, любовь, доверие, личность и ее границы; рассказывать, как справляться с негативными эмоциями. И если холодильник пуст, это не значит, что жизнь закончилась.

Н. К.: Когда моей дочери было 7 лет, я выходила с ней на улицу и организовывала дворовые игры. Представьте, взрослая женщина лезет на дерево и скидывает ребятам тарзанку. Ведь каждый родитель может организовать досуг детей, пойти с ними на стадион…

В. К.: Традиционно в диспансере проверяем детей 5-6 лет на готовность к школе. С ними работают практические психотерапевты, психологи. От 45 до 56 процентов детей (по данным разных лет) психологически вообще не готовы к школе. У них интеллект зашкаливает, умеют пользоваться телефоном, компьютером, складывают сложный конструктор. Но эмоционально совершенно не приспособлены к вхождению в социум.

Н. К.: Проводила исследования по стигматизации в дошкольном возрасте. Могу сказать точно, что в детсадовской группе, которая взаимодействовала с представителями православной церкви (малышам пересказывали Слово Божье), дети отличаются от сверстников дружелюбием, у них нет такой агрессии в поведении, в социометрии большинство детей не делали отрицательных выборов.

Е. Н.: Иногда складывается впечатление, что дети, родители и педагоги живут словно отдельно, каждый в своем изолированном мире. Связь между поколениями прерывается, теряется родительский авторитет. Зачастую мамы, папы, педагоги нуждаются в дополнительном обучении компьютерной грамотности, чтобы уметь говорить на одном языке с подростком. Когда ребенок идет на улицу, мы можем его контролировать: знаем, с кем он дружит, куда отправился. А когда ребенок уходит в социальные сети…

Корр.: …то может там найти откровенную пропаганду коллективных самоубийств, всевозможных способов покончить с собой. Как ограничить доступ детей к неблагожелательной информации?

А. М.: Согласно Закону Республики Беларусь «О правах ребенка», дети имеют право на защиту от информации (в том числе поступающей из интернет-ресурсов), пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. Некоторые подразделения органов МВД отслеживают данное направление. Например, ограничивают доступ к сайтам, содержащим порнографическую информацию или сведения о приобретении спайсов и тому подобное. Но тут речь идет о запрещенных законом деяниях, подлежащих ответственности. Вместе с тем наши дети живут в эру информатизации, и тут возникает вопрос: можем ли мы и должны ли от всего их ограждать? Информация везде и со всех сторон влияет на неокрепшие умы. Нужно больше внимания уделять воспитанию, нравственному закаливанию детей, формированию у них твердой правильной линии поведения, ощущения постоянной безусловной поддержки со стороны родителей и компетентных органов. Важно, чтобы ребята имели психологические силы для преодоления кризисных моментов, которых в жизни может быть великое множество. Только так мы сможем воспитать полноценную личность.

В. К.: Ребенок должен, как иногда говорят, перебеситься. Главное, чтобы при этом сделал правильные выводы в отношении себя.

Корр.: Впереди каникулы. Чем занять ребенка, чтобы мрачные мысли его не тревожили?

Е. Г.: Лето ребенок может провести поочередно в разных лагерях: профильном (палаточном, спортивном и т.д.), оздоровительном с круглосуточным пребыванием, школьном, труда и отдыха. Не все мамы и папы знают о том, что за время каникул у чада есть право побывать в нескольких лагерях. Если говорить о ребятах, которые требуют особого педагогического внимания, то для них тоже организованы различные формы досуга. Будет работать в 4 смены 9-дневный палаточный лагерь «Патриот», в рамках которого дети посетят объекты социо­культурной сферы, поучаствуют в «Зарнице». Несмотря на то что подобные игры унаследованы с советского времени, они очень нравятся подросткам. В обычном режиме все лето будут работать кружки, секции, объединения по интересам. С 1 июля стартует проект «Дети столицы». Мальчишки и девчонки Фрунзенского, Московского, Октябрьского районов, оставшиеся на каникулах в городе, могут поучаствовать в развлекательных мероприятиях. Их организуют волонтеры педагогического вуза. В августе пройдет акция «Лето — пора активная» для подростков, состоящих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и оставшихся в городе по месту жительства. Организованно со своими инспекторами они будут посещать музеи, крытые катки, участвовать в спортивных соревнованиях.

Телефоны, по которым подросткам окажут психологическую помощь квалифицированные специалисты. Круглосуточно. Анонимно.

Телефон доверия для детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, — 246-03-03.

Телефон доверия отделения профилактики ВИЧ/СПИД Минского городского центра гигиены и эпидемиологии 292-37-08. На сайте ведомства в разделе «Здоровый образ жизни» размещены памятки, листовки и плакаты для подростков.

Центры дружественного отношения к подросткам. Здесь окажут психологическую поддержку, проконсультируют по вопросам сохранения здоровья, полового воспитания, культуре взаимоотношений, профилактики заболеваний и зависимостей.

«Юникс», 5-я городская детская поликлиника, ул. Кунцевщина, 8, каб. 238, тел. 315-54-38.

«Доверие», 8-я городская детская поликлиника, ул. Есенина, 66, тел. 272-22-94.

«Успех», 23-я городская детская поликлиника, ул. Герасименко, 22-2, тел. 242-15-73.

«Галс», 13-я городская детская поликлиника, ул. Кижеватова, 60, тел. 398-31-63.

«Вместе», 11-я городская детская поликлиника, ул. Никифорова, 5, тел. 264-36-39.

«Ювентус», 17-я городская детская поликлиника, ул. Кольцова, 53-1, тел. 261-02-19.

«Парус надежды», 7-я городская детская поликлиника, ул. Плеханова, 127, тел. 368-32-34.

«Синяя птица», 4-я городская поликлиника, пр. Победителей, 93, тел. 369-74-00.

Юлия БУРДО, «Минский курьер»
Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.