БиблиотекаНовостиРазноеСпециалисты рассказали, какие новые способы борьбы с наркотиками используются в Беларуси

Специалисты рассказали, какие новые способы борьбы с наркотиками используются в Беларуси

Уже который год наркоситуацию в Беларуси можно назвать стабильной. Например, последний случай гибели подростка от передозировки произошел в 2014-м. Очевидно, что такая обстановка сложилась благодаря роли государства в борьбе с наркотиками. Наши ведомства, противостоящие этому злу, не стоят на месте. За возникающими вызовами своевременно следует адекватная реакция, появляются новые формы и методы противодействия. Позволяет ли сложившаяся ситуация немного расслабиться в войне со смертельным зельем? Какие новые способы борьбы с наркоугрозой используются в последнее время? Что планируется внедрить в перспективе? Ответы на эти и другие вопросы «СБ. Беларусь сегодня» узнала, пригласив к разговору заместителя начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми криминальной милиции МВД Андрея Саладовникова; заместителя директора по медицинской части ГУ «Республиканский научно-практический центр психического здоровья» Оксану Колбасову; заведующего 18-м наркологическим отделением ГУ «Республиканский научно‑практический центр психического здоровья» Сергея Марчука и начальника управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Олега Токуна.

Наркотики

Стабильность не повод самоуспокоиться

А.Саладовников: Действительно, если посмотреть на статистику, то из года в год наблюдается снижение уровня наркопреступности в нашей стране. Это связано с комплексной работой, которую проводят заинтересованные госорганы. Но сказать, что мы окончательно победили это зло, значит самоуспокоиться. Если бы так поступили год, два, три назад, то той стабильной ситуации, которая есть сейчас, не было бы. Ведь наркодельцы тоже развиваются: возникают очередные хитрые способы распространения и вовлечения людей в эту сферу… Появление новых наркотиков может резко повлиять на обстановку. Поэтому мы должны на шаг опережать преступников, искать новые способы противодействия и предупреждения.

О.Колбасова: Регулярно меняются наркотические вещества, которые потребляют зависимые люди. Больше 20 лет назад было много героиновых потребителей, затем произошла переориентировка на опиоиды, сейчас стали популярны «дизайнерские» наркотики. Многие потребляют не одно психоактивное вещество, а сразу несколько. Лечение зависимости требует разных подходов. Медицина не стоит на месте, а постоянно разрабатывает новые методы лечения.

С.Марчук: И сам портрет среднестатистического наркомана с течением времени претерпевает изменения. Потребление «синтетики» весьма часто приводит к развитию психических расстройств, которые потом обязательно сказываются на жизни человека. Соответственно, изменилась система лечения. Сейчас пациенты нуждаются в большей степени в медикаментозном лечении, оказании помощи в условиях стационара. Стало другим поведение зависимых. Они более раздражительные, импульсивные, склонные к необдуманным решениям, со сниженной критикой к своему заболеванию…

О.Токун: Со своей стороны отмечу положительный момент: к нам за помощью наркозависимые стали обращаться чаще. Это хорошо. Значит, начинают больше доверять нашим структурам, которые созданы специально для помощи подобной категории граждан. Так, в 2019 году в территориальные центры социального обслуживания обратилось более 30 человек. Казалось бы, цифра небольшая. Но, например, в 2018-м их было только три. А в предыдущие годы обращения и вовсе отсутствовали.

Время требует свежих подходов

А.Саладовников: Даже такая емкая характеристика наркообстановки в стране свидетельствует о том, что ситуация, хоть она и стабильна, в то же время постоянно меняется. Госорганы должны это хорошо чувствовать, чтобы знать, как и куда двигаться дальше. Первоочередная задача МВД – изъятие запрещенных веществ из незаконного оборота, снижение предложения. Уже несколько лет наблюдается тенденция ухода наркопреступности в интернет. С каждым годом эта угроза для нашего общества, в первую очередь для молодежи, становится все серьезнее. Еще раньше в ГУНиПТЛ для борьбы в виртуальном пространстве была создана интернет-разведка. И сейчас ее значение серьезно возросло. Только силами сотрудников этого подразделения пресекли деятельность около 500 сайтов, возбудили более 800 уголовных дел. Одновременно с этим наращиваем обороты и стремимся доходить до самих организаторов. В прошлом году нас даже приглашали в Казахстан, где мы делились наработками. В свою очередь перенимаем опыт правоохранителей из европейский стран, США, России… В последнее время в подразделении появились новые методики работы, регулярно повышается профессиональный уровень сотрудников. На совещании у Президента, которое состоялось осенью прошлого года, Министр внутренних дел докладывал о тех результатах и проблемах, которые есть.

Нам поставлена задача использовать потенциал Парка высоких технологий, что мы и делаем, разрабатывая определенные программные продукты, которые помогут работать еще эффективнее. Преступники должны четко понимать: с каждым годом, с каждым днем им будет сложнее уйти от наказания.

Но исключительно поиск и привлечение злоумышленников к ответственности не решат проблему наркотиков. Сложившаяся сегодня ситуация говорит о том, что надо менять подходы не только к пресечению преступлений и их предупреждению, но и к лечению, реабилитации, социализации. Только представьте: лишь один наркоман может вовлечь в потребление 7-8 своих знакомых! Поэтому важно совершенствовать схему помощи тем, кто уже стал зависимым. До недавнего времени необходимой для этого длительной бесплатной реабилитации у нас не было…

О.Колбасова: Но благодаря межведомственным усилиям она появилась с сентября прошлого года, когда в открывшийся экспериментальный реабилитационный центр на базе 18-го наркологического отделения РНПЦ психического здоровья поступили первые пациенты. Поскольку это новые подходы в лечении – своего рода эксперимент, пока выделено всего восемь мест. Разработана новая программа медицинской реабилитации. В структуру центра входят такие специалисты, как врач-психиатр-нарколог, врач-психотерапевт, медицинские психологи, социальный работник, параспециалисты. Пока принимаем пациентов только из Минска и Минской области. Основная наша цель – медицинская реабилитация продолжительностью 28 дней. Но перед этим оцениваются психическое и соматическое состояние человека, его мотивация к лечению. Если необходимо, то сначала пациенты поступают в отделение, где проводят детоксикацию, затем переводятся в реабилитационный центр. На четвертой неделе пребывания в нем к нашим подопечным приходят представители Министерства труда и соцзащиты, которые оценивают их состояние, возможности трудоустроиться либо получить новую специальность. Затем начинается длительный амбулаторный реабилитационный период: 6 месяцев наши пациенты приходят в центр два раза в неделю на индивидуальные и групповые занятия. У них обязательно берут анализы на содержание психоактивных веществ. Следующий этап длится 12 месяцев: визиты в центр сокращаются до одного раза в неделю. Пройдя в общей сложности 18-месячный курс лечения и реабилитации, пациенты уходят в «самостоятельное плавание». На данный момент рано делать выводы об эффективности этой программы. Вместе с тем, несмотря на короткую продолжительность работы центра, мы уже имеем свои положительные и перспективные результаты. Сегодня среди наших подопечных, которые уже работают и находятся полгода в идеальной трезвости, три человека.

А.Саладовников: Время заставило нас использовать такой способ борьбы с наркоугрозой. Те старые методики, которые были, они, возможно, эффективны для опиоидной группы наркозависимых. Но рынок поменялся, иным стало потребление. Надо было искать новые формы помощи. Посмотрим, насколько такой проект эффективен. Пока мы видим в этом только плюсы. По общению с людьми, которые проходят реабилитацию, заметно, что они заинтересованы в своем излечении. Это очень важно: не будет спроса – снизится и предложение.

С.Марчук: Кстати, те трое упомянутых пациентов – достаточно сложные. Они прошли длительный путь зависимости. Один потреблял различные психоактивные вещества около 4 лет. Неоднократно госпитализировался, но вскоре срывался. Двое других имеют стаж потребления с 1998 и 1999 годов. Прошли несколько десятков госпитализаций. Теперь все трое с сентября имеют чистые анализы, трудоустроены, у них нет проблем с выходом на работу или во взаимоотношениях с коллективом, они регулярно посещают реабилитационный центр. То, что эти люди смогли выкарабкаться из такой ситуации и держатся уже полгода, я считаю, показатель эффективности нового проекта.

О.Токун: Говоря о роли Минтруда и соцзащиты в его работе, отмечу, что мы курируем два направления: социальную реабилитацию и трудовую. Речь может идти о материальной, гуманитарной помощи, получении консультаций, например, юриста или других специалистов, которые нужны, чтобы обратно влиться в общество. Наши сотрудники в комплексе рассказывают, куда человеку нужно обратиться, какую помощь можно получить от органов госуправления. Что касается вопросов трудоустройства, то здесь сложнее, поскольку каждый индивидуален. Все зависит от того, есть ли у человека необходимая специальность, не утрачены ли навыки, может ли он вернуться в профессию или легче его обучить чему‑то новому. Главный результат работы реабилитационного центра – мы получаем человека, у которого есть установка на возвращение в социум.

О.Колбасова: В дальнейшем планируется внедрение данной реабилитационной программы в каждый регион страны. Думаю, рассматривать такую возможность можно примерно через год, когда результаты работы нашего реабилитационного центра будут еще более убедительными.

Наркоугроза – проблема не какого-то конкретного ведомства. И решать ее надо всем вместе.

Профилактика – это интересно

А.Саладовников: Тут важно вспомнить и о профилактике. Она должна быть не каким-то второстепенным способом борьбы с наркоугрозой, а едва ли не основным. Потребовалась ли бы медицинская помощь зависимому человеку, который осознавал, чем грозит потребление? Методы противодействия должны быть многоступенчатыми. Первая ступень – предотвратить потребление с помощью профилактики. Вторая – вылечить, если человек оказался в этом болоте. Третья – изъять из общества распространителей, снизить предложение.

Важно искать новые интересные формы профилактической работы, которые будут действовать на молодежь. Мы посещаем разные страны для обмена опытом и привозим оттуда свежие идеи, которые в тех государствах доказали свою эффективность. Именно так в Беларуси появился интернет-ресурс Pomogut.by. Кстати, здесь есть новости. Мы решили, что этот проект будет внедряться в школах в программу обучения. О нем станут говорить на уроках, рассказывать, что там есть, как им пользоваться.

Еще существует такая практика – «Равный обучает равного». Переняли от норвежцев: специально обученные молодые люди рассказывают своим сверстникам о проблеме наркомании. Недавно побывали в Сербии. Евросоюз вкладывает достаточно серьезные средства в разработку новых форм профилактики в этом регионе. Несколько проектов мы оттуда привезли. Будем их детально изучать и, возможно, использовать в Беларуси. Один из них называется «Полицейский в школе» – программа, при которой сотрудники полиции работают с детьми там, где они учатся. По подобным проектам у нас идет плотная работа с министерствами образования и здравоохранения. Вместе находимся на этих тренингах, обсуждаем, что из этого применимо, а что нет. У нас есть комплексный план. Не исключено, что какая-то новая идея реализуется в следующем году. Так же было и с реабилитационным центром, и с Pomogut.by.

Имеется в нашем арсенале еще один нестандартный вариант профилактики. Благодаря поддержке одного из операторов сотовой связи разослали СМС-сообщения, в которых информировали население о вреде наркотиков. Использовали этот способ накануне учебного года, когда в большие города приезжают студенты-первокурсники. Они отрываются от родителей, впервые начинают жить самостоятельно.

О.Токун: Хочу добавить пару слов об эффективности ресурса Pomogut.by. На базе Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей работает кол-центр этого сайта. За время работы они провели сотни консультаций для тех, кто нуждался в помощи. Если кол-центром пользуется такое количество человек, значит, польза действительно есть.

О.Колбасова: Нельзя оставаться один на один со своей зависимостью. Если позвонить по номеру кол-центра, указанному на сайте, человека, по крайней мере, не отвергнут и не скажут, что это не их проблема. Дадут необходимую информацию, расскажут, как лучше поступить.

А.Саладовников: Отдельно остановлюсь на появившихся недавно в Беларуси профилактических комнатах, где специалисты в доступной форме рассказывают детям об опасности наркотиков. Одно такое помещение находится в Бресте, другое в Витебске. В них несколько разных аудиторий. Ребятам показывают фильмы, проводят тренинги. Есть комнаты, в которых компьютер сканирует лицо и выдает изображение, на котором показано, что с ним будет, если употреблять наркотики в течение 5-10 лет. Тоже сдерживающий фактор. Вы же знаете, как для подростков важна внешность. А в «комнате страха» показывают макеты: как выглядят внутренние органы наркозависимого человека.

Сегодня загруженность центра в Бресте колоссальная. Со всей страны приезжают – класс за классом. Эту идею мы привезли из Китая. К сожалению, в Минске такой комнаты пока нет. А ведь в столице спрос на такое помещение был бы еще больше. Такие центры надо делать, чтобы снимать нагрузку с тех, кто не настолько профессионально может провести профилактику. Имею в виду сотрудников милиции. Все-таки наша главная задача – бороться с преступностью.

О.Колбасова: Согласна, потому что если подростку читать обычную лекцию о вреде наркотиков, то уже через 10 минут его внимание переключится и он не будет слушать. Подросткам интересна быстрая смена картинки… Здесь они как раз могут увидеть, к чему приводит потребление запрещенных веществ. Может, половина посетителей такой комнаты и сделает правильные выводы.

Ян Жур, «СБ. Беларусь сегодня», 24 марта 2020 г.

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.