Чем опасна гиперопека?

На тебе сошелся клином белый свет

Ученые выяснили: количество людей, которые после 30 лет предпочитают жить с родителями, постоянно растет. Это уже становится социальной нормой. Более того, возвращение в отчий дом тех, кто все же рискнул какое-то время провести на своих хлебах, также перестало быть зазорным поступком. Такая статистика наблюдается по всему миру, а не только в восточных странах, где традиционно крепки родственные узы. Причем речь идет не только о тех семьях, где плохое финансовое положение и старшее поколение по объективным причинам не может разъехаться с младшим. На форумах молодые люди 25–40 лет рассказывают, как матери до сих пор роются в их вещах, дают советы, как одеваться и где проводить выходные, а отцы решают, с кем их сыновьям и дочерям встречаться, на ком жениться или за кого выходить замуж. Настырная забота или гиперопека – в чем ее подвох, если вызвана она исключительно благими намерениями?

Родители плохого не посоветуют?

Анна, 31 год:

– В нашей семье все всегда решала мама, отец много работал и полностью предоставил ей управление хозяйством, воспитание детей. Есть такой старый еврейский анекдот: «Яша, немедленно домой!» – зовет колоритная дама с балкона пятилетнего малыша, который возится во дворе в песочнице. «Я что, замерз?» – уточняет ребенок. – «Нет, ты проголодался!» Вам, может, и смешно, а я все детство так провела, за меня думали, говорили, переживали. Сколько себя помню, я всегда находилась под надзором. Куда пошла, как добралась, с кем по дороге разговаривала, почему долго не подходила к телефону. Да и сейчас ситуация не лучше: мама роется в моих вещах, может спокойно залезть в сумку, проверить, нет ли там сигарет. В 15 лет я пробовала качать права: начала курить, пробовать с подругами спиртное, лишь бы доказать себе и родителям, что я уже выросла. Итог – сердечный приступ у мамы (ей всегда резко становится плохо, когда я вспоминаю о том, что у меня есть свое мнение или же свои планы, отличные от ее), дикий скандал дома, угрозы комнатой милиции. Мама позвонила родителям моих подружек, пригрозила, что напишет заявление участковому. Со мной больше никто из одноклассников словом не перемолвился до самого выпускного…

Учитывая, что я почти нигде не бываю, отношения с мужчинами складываются тяжело. Те кавалеры, которые рискнули быть представленными моим родителям, не прошли мамину «цензуру». Мне кажется, ей так даже удобнее: она продолжает меня опекать как младенца, хорошо хоть из ложечки не кормит, и при этом приговаривать: «Вот выйдешь замуж – тогда будешь самостоятельная, а пока слушай взрослых, родители плохого не посоветуют…»

Евгений, 40 лет:

«Из-за родительской гиперопеки я в 35 лет сбежал из Минска в другой город. Понял, что только так у меня может начаться моя, именно моя жизнь. Пока делил с ними квадратные метры в одном доме, доходило до абсурда: если задерживался после работы или отдыхал с друзьями, мама обрывала мобильный, отправляла десятки смс, дозванивалась начальству. Я банально не мог остаться на ночь у девушки: однажды решил отключить телефон и провести время со своей первой любовью. Закончилось все тем, что в дверь позвонили: на пороге стояла мама в полуобморочном состоянии, лила слезы и говорила, что я хочу ее смерти, что она уже обзвонила все больницы и морги. Где она раздобыла адрес, я не знаю до сих пор. Но весь ужас в том, что постепенно я привык к такому образу жизни. Мама покупала мне одежду, дезодорант, туалетную воду. Подозреваю, что она просматривала мой смартфон. Отец во всем поддерживал жену. На любую мою попытку проявить самостоятельность следовал окрик: «Это кто тут у нас такой взрослый? Сиди и дальше молча жуй сопли, мы сами разберемся, что тебе делать!»

Принять решение о переезде помогла моя девушка. Она училась на психолога и пришла в ужас от того, в каких условиях я живу. «Они тебя никогда не отпустят, выход один – уйти самому!» – таков был ее приговор. И я втайне от родителей нашел работу в областном центре, моя подруга договорилась о съемном жилье. То есть меня просто увели из «сарая», как теленка, даже в этом случае многое за меня решила женщина, только уже не мать. Я понимаю это и принимаю, просто не умею жить по-другому. Я абсолютно некомпетентен в элементарных бытовых вопросах: как приписаться к поликлинике после переезда, куда звонить, если сломалась стиральная машина, где сегодня торгуют современной мужской одеждой. Я инфантилен и беспомощен перед любой проблемой, постоянно впадаю в панику и порой задумываюсь: может, вернуться к родителям? Там было привычно и комфортно…»

Предоставьте ребенку свободу выбора

– Постоянная критика близких людей может говорить о неспособности адекватно принять их такими, какие они есть, – объясняет старший преподаватель кафедры психологии и управления Минского областного института развития образования психолог Ирина Ботяновская. – Это касается любого члена семьи: и мамы, которая «придирается по пустякам» к взрослой дочери, и взрослой дочери, которая «цепляет» маму «по поводу и без». Но повод – это лишь повод, каким бы он ни был. Причина – глубже. Пока вы не поговорите с членами вашей семьи, вы не узнаете ее. И, соответственно, не сможете ничего изменить.

Нежелание матери или отца отпустить ребенка, привязав его к себе, сделав инфантильным, скрывает много причин. Это и страх остаться одной (одному), и неуверенность в собственной воспитательной позиции, и неспособность решить свои проблемы, и желание закрыть глаза на трудности своей жизни, отдав все силы на воспитание ребенка, и стереотипы… И много-много чего еще. Дело тут не только (и не столько) в ребенке. Но реализуется все благодаря именно ему. Сын или дочь становится центром жизни родителя, тем, на кого он «жизнь положил». Как в старой песне поется: «На тебе сошелся клином белый свет».

Есть такое явление, как созависимость. Пример созависимых отношений – взрослый ребенок, который гуляет, пьет, не работает, живет у матери, так как «имеет метры», и мама, которая его прикрывает, содержит, дает деньги. Сложно? Сложно. Но маме при всей сложности ситуации еще сложнее представить, как остаться одной.

Причем это ведь касается не только ребенка-дебошира. Механизм работает и с благополучными детьми. «Он мой мужчина», – с гордостью говорит мама о своем успешном сыне, который «по какому-то несчастливому стечению обстоятельств» живет вместе с ней. Хочется сказать: «Мама, одумайтесь, он ваш сын. А его присутствие на вашей территории не позволяет вам найти вашего мужчину».

А у ребенка складывается установка: зачем уходить «на собственные хлеба», если с мамой дешевле, удобнее, проще? Если она накормит, напоит, оплатит счета? Круг замыкается.

Родителям нужно помнить, что дети – не их будущее. Они рождены не для того, чтобы воплощать в реальность наши мечты. Они хотят и будут реализовывать СВОИ планы. Кто-то – успешно, кто-то – не очень. Но это ИХ судьба, их жизнь. И для того, чтобы подросток хотел стать взрослым, родителям нужно не заваливать его подарками, идеями и советами, а давать ему свободу. Свободу выбора.

Обратимся к кризису трех лет, периоду закладки своего «Я». В этом возрасте есть такой симптом, как негативизм – отказ ребенка выполнять любую просьбу взрослого не из-за содержания (не нравится что-то конкретное), а просто потому, что эта просьба исходит от взрослого.

«Хочешь суп? – Не хочу. – Ешь тогда кашу! – Не буду. – А котлетку? – Отстань!»

Чем больше взрослый предлагает ребенку, тем на больший в итоге взрыв эмоций может натолкнуться. Ребенок бы давно поел, если бы взрослый (а это чаще женщина, мама или бабушка, они, как правило, более эмоциональны – всегда готовы переживать) действительно отстал. Но вот выдохшийся родитель в какой-то момент устает перечислять ребенку все содержимое своего холодильника и говорит: «Ешь, что хочешь»… Ура! И вот это прорыв. Ребенок рад – признана его самостоятельность. Он еще может покапризничать, так сказать, «для вида» (раз есть зрители, то почему бы не отыграть роль?). Но в итоге поест. Если хочет. Или не поест, если не голоден. Он сделал выбор.

В детях нужно взращивать мечту, потребность в самостоятельности и уверенность в собственных силах. Умная мама может немного погрустить, что ее сын (дочь) уже справляется в каких-то бытовых вопросах без нее, но при этом порадуется, что ребенок делает это сам. Это первый шаг. Второй – закрепить удачу. Как? Похвалить. Причем похвалить всех участников данного взаимодействия. Ребенка – за то, что смог. Себя – тоже за то, что смогла. Вырастила. Воспитала. Научила. Но это не все. Третьим шагом является формирование у ребенка уверенности, что его любят, несмотря ни на какие ошибки и просчеты.

Теперь совет «вечным детям» за 30, которые часто спрашивают: «Как, в конце концов, отпустить материнскую юбку и начать жить по своим правилам?» Для этого нужно сменить вопрос с «как?» на «куда?». Куда уходить? В новые смыслы, в новые отношения, в новые идеи. Полюбить то, что ты делаешь, найти то, что нравится. Задаться целью. А появится цель – появятся силы на новые интересы. Захочется пробовать, рисковать, жить. И – как итог – жить отдельно.

В тему

С 2000 года и до наших дней количество людей старше 30 лет, живущих с родителями, в ЕС возросло на 3 %. Однако это средний показатель. Так, например, в Греции количество взрослых детей увеличилось на 9 %, в Ирландии на целых 11, пишет fedpress.ru. Соединенные Штаты подключились к результатам европейских исследований и предоставили свои, которые, как оказалось, показали точно такую же тенденцию. Более того, США заявили, что за последние 70 лет доля живущих с родителями взрослых детей достигла своего максимума. Показатель превысил 34 %. Похожую статистику подмечают и исследователи из Японии, Канады, Южной Кореи и Австралии. Наибольшее количество великовозрастных детей живет с родителями в Хорватии – таких там 87,8 %. Меньше всего – в Австралии (31 %). Россия не осталась в стороне от мировых трендов. 16 % ее совершеннолетних граждан вообще никогда не пробовали жить отдельно от родителей. Из них 25 % составляют люди в возрасте от 25 до 34 лет.

В Белстате пока не готовы предоставить данные по последней переписи населения, итоговых цифр нам ждать к концу года. Однако, не исключено, что тенденции по «взрослым детям» будут схожими.

Кстати

Психологи уверены: ни к чему хорошему постоянное беспокойство за ребенка не приводит. Чем младше сын и дочь, тем проще их контролировать, поэтому гиперопекающий родитель осознанно или неосознанно стремится «задержать» малышей в детстве, отказывает им в праве на взросление. Вырастая, представители «тепличного поколения» превращаются в инфантильных мужчин и женщин. Их манеру поведения можно условно назвать «синдромом выученной беспомощности»: эти взрослые дети не умеют отстаивать свою точку зрения, делать выбор, принимать решение. Те же, кто чуть более напорист и хитер, становятся впоследствии искусными манипуляторами, которые используют окружающих людей в своих интересах.

Опубликовано:
18 мая 2020
Просмотров:
7745
Категория:
Хештеги:
Поделиться в соцсетях: