Мы расскажем о подвигах партизан и подпольщиков вместе со школьными музеями разных уголков Беларуси

Красноармейцы, партизаны, подпольщики… Все они от мала до велика хотели мира на родной земле и делали все для этого. Все эти люди – герои, хоть их имена и страницы биографии известны далеко не каждому. Мы расскажем о них и их подвигах вместе со школьными музеями разных уголков Беларуси.

Патриотизм

Хранители истории из Каменецкого края

«Здесь, недалеко от дороги Каменец – Жабинка, в 1941–1943 годах фашисты расстреливали наших земляков, мирное население», – с Настей Ящук и другими учениками Каменецкой средней школы № 2 мы пришли к братской могиле в Прусковском лесу, где захоронены останки почти трехсот человек.

– Это очень страшно… Потерять родных, близких, – Настя положила цветы у памятника погибшим. – Не хочу, чтобы подобное повторилось… Мы бываем в разных музеях. В Хатыни были. Туда нужно приезжать в разном возрасте, потому что в первом классе у тебя одно восприятие и понимание, в пятом, девятом – другое. В школе нам постоянно рассказывают о Великой Отечественной войне, и в нашем музее много чего есть о том времени… Если бы тогда наши люди не стали защищать свою землю, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

И добавила:

– Я и мои друзья тоже будем защищать, мы все прекрасно понимаем.

– Красивый лес, – говорю.

– Красивый. – Учитель истории, руководитель школьного музея СШ № 2 Каменца Алексей Мищанчук рассказал, что в 1941-м этого леса практически не было, фашисты расстреливали людей почти в открытом поле, у самой дороги. – Убийцы не прятались. Прекрасно знали, что делали. Террор, геноцид были нормальными явлениями для нацистов и ненормальными для любого думающего человека.

Сельчан, говорит учитель, убивали даже потому, что не нравились или кому-то показалась их возможная связь с партизанами. Так и полицаи сводили личные счеты. Один из фактов: двух девушек лишили жизни за то, что отказались копать предателю картошку.

Каменец оккупировали на второй день войны. В районе фашисты сформировали три жандармерии, а уже осенью 1941-го включили Каменетчину в состав Восточной Пруссии…

«Полностью спалили 33 деревни, расстреляли 6555 мирных жителей, из них 2800 женщин и 1938 детей. На принудительные работы вывозили в основном молодежь. До войны в районе проживало 2500 евреев, из них 1771 был расстрелян», обо всем этом я узнала от школьников.

В Каменецком районе с 1941 года было несколько гетто. Одно находилось в Каменце, там весной – летом 1942-го фашисты уничтожили более пяти тысяч евреев. На все каменецкое гетто спаслись лишь двое, одна из них – Дора Гальперина. Часть жителей района убили возле деревни Радость. Также местное население вывозили в концлагеря в Польшу, людей трудоспособного возраста насильно заставляли работать в фашистской Германии. Алексей Мищанчук показал папки с воспоминаниями местных жителей о массовых убийствах населения возле деревни Огородники, куда людей привозили из Высоковского концлагеря. Читаю рассказы об уничтожении деревень в Беловежской пуще и около нее, – это, как выяснилось, планировалось еще до войны. Для чего были созданы 332-й и 91-й специальные полицейские батальоны.

А вот еще, из тех же папок, о сожженной 4 мая 1943-го деревеньке Лески. Только в тот день был расстрелян 221 человек, в том числе дети, женщины, старики. Один из учеников, увидев в наши дни название родной деревни, разделившей судьбу Хатыни, на плите мемориального комплекса, стал собирать воспоминания людей о той трагедии. Вот фрагмент: «Я забежала домой, кричу: «Мама, немцы!» Мама закрыла дверь. Отца забрали в Германию… Даже плиту не зажгли, так и просидели до утра. Утром мама вышла на улицу. Вернулась и говорит: «Фашистов на дороге много. Деревню оцепили. Что-то плохое задумали. Даже корову не дали выгнать». Потом стали выгонять людей из хат. Люди из других деревень заканчивали копать ямы. Первых расстреливали мужчин, потом женщин с детьми. По списку, семьями… Вот фашист подкинул за ногу ребенка, а другой выстрелил ему прямо в животик…»

В музейном архиве сохранилось фото артиллеристов 50-й гвардейской стрелковой дивизии. Снимок сделан в 1945 году. Это соединение вело бои в районе Воронежа, участвовало в Сталинградской битве, освобождении восточной Украины, Донецка, Николаева. Участвовало в боях на Саур-Могиле, в освобождении Каменецкого района.

– При подготовке к разгрому гитлеровских войск в Беларуси 50-я дивизия была переброшена в район Злынки, – слушаю рассказ учителя истории и рассматриваю сохранившиеся карты местности с отмеченными боевыми маршрутами красноармейцев. – Дивизия участвовала в операции «Багратион», пройдя с боями города Глуск, Слуцк, Барановичи, Косово, Каменец, Высокое и уничтожив три тысячи врагов, 46 танков, девять бронетранспортеров и др. 19 июля 150-й и 152-й стрелковые полки соединения форсировали реку Лесная Правая в районе деревень Чернаки, Шишово, Клепачи, Новицковичи. 22 июля 1944-го Каменец был освобожден.

В те дни совершил свой подвиг красноармеец Федор Хохряков. Его именем в Каменце названа улица. Младший лейтенант со своим подразделением остался прикрывать отступление товарищей. Воины погибли в бою около деревни Видомля (в 1944 году) при защите стратегического огневого рубежа, но не дали немцам прорвать окружение и выдвинуться в сторону Бреста. Федору Павловичу присвоено знание Героя Советского Союза.

Алексей Мищанчук ответил на мой вопрос о роли школьных музеев в воспитании молодежи так:

– Сейчас история для подрастающего поколения – это некий абстрактный учебный материал. А музей позволяет эту информацию сделать более наглядной и понятной, дает возможность прикоснуться к истории и даже попытаться представить себя на месте тех людей, почувствовать атмосферу того тяжелого времени и, возможно, понять цену человеческой жизни.

Большинство экспонатов школьникам передали местные жители, а часть – это личные вещи партизан, останки которых в 1982 году были перезахоронены в братской могиле в Каменце, говорит педагог:

– 19 марта 1944-го соединения 1-й Украинской партизанской дивизии имени дважды Героя Советского Союза Сидора Ковпака во главе с Петром Вершигорой во время рейда пересекли границу Каменецкого района. Утром 20 марта партизаны с боем освободили деревню Рожковка, разгромили гарнизон фашистов в деревне Януши. 21 марта дивизия форсировала реку Лесную в деревне Млыны, разбила фашистский гарнизон в деревне Лешни и пробилась в леса Пинщины.

С боями партизанам приходилось преодолевать буквально каждый километр, теряя своих… Погибли Василий Коробков с товарищами, но дали возможность другим выйти из окружения. «Упорные бои были возле деревни Олешковичи. К противнику постоянно прибывало подкрепление, – слушаю продолжение рассказа. – Командир дивизии Петр Вершигора принял решение прорываться через шоссе Каменец – Брест в районе деревни Турна. Маневр оказался удачным, партизанам удалось прорвать кольцо окружения и уйти в сторону Пинска. Партизанам за этот прорыв пришлось заплатить страшную цену – в бою под Турной и Задворьем погибли 17 партизан». После боя местные похоронили бойцов возле Турны. В 1982-м часть останков перезахоронили.

Под стеклами – личные вещи партизан. Женский платок, кусок гребня, почтовая квитанция, зеркальце, кошелек, карандаши, ложки, вилки…

Сохраняя историю своего края, ученики изучают литературу, архивные данные, ищут фотографии и письма, разговаривают с людьми, которые могут что-то сообщить, перечитывают письма с фронта. Война ведь коснулась и прадедов многих каменецких школьников… Зенитчика-наводчика Ивана Баранова война застала в районе Бреста. Потом молодой человек рассказывал близким о внезапном нападении и прекращении связи со штабом армии, о первом сбитом самолете Ю-88. О том, как была разбита зенитная установка и пришлось отступать. Об окружении, плене, удачном побеге, подпольной работе, диверсиях и борьбе в партизанском отряде.

«Однажды мой прадед всадил бронебойную пулю в котел паровоза и остановил поезд с гитлеровцами, а затем поджег так вагоны с боеприпасами, – делится воспоминаниями прадеда школьник. – Так запылал весь эшелон. Отделение под командованием прадеда подбило 20 паровозов». А потом мальчик нашел в архивах музея «Брестская крепость-герой» личное дело родственника, его фото 1939 года, рассказы самого Ивана Иосифовича и сослуживцев. Второй прадед ученика, Александр Игнатов, с войны не вернулся, погиб, освобождая Польшу: «Вот так тяжело давалась победа. Я горжусь своими прадедами».

Вот еще о героях Каменетчины. В деревне Каменюки дети показали мне памятник бойцам 333-го полка 49-й стрелковой дивизии, бойцы которой в тяжелых условиях начала войны, находясь в полукольце оккупантов, продолжали вести бой с превосходящими силами противника. Впрочем, героями они себя не считали. Так и трое ребят, оставшихся прикрывать отход товарищей. В семи километрах от Каменюк они дали свой последний бой. Они защищали родную землю.

Портсигар. На нем выцарапано: «По танку огонь. Хлистунов Степан Прокоф.». Его отдал школьному музею воин 50-й дивизии. Здесь, в музее, берегут и фрагмент полевой газеты «Вперед, за Родину», газеты Брестского антифашистского комитета, листовки.

Листовки, кстати, были мощным идеологическим оружием, благодаря им люди узнавали правду о ситуации на фронтах, действиях нацистов, о событиях, происходивших в районе и не только. Листовки распространяли сами местные. Риск был огромный, однако люди выходили на задание почти ежедневно… А вот фото красноармейцев на фоне Рейхстага в День Победы.

22 июля 1944 года части 28-й армии 1-го Белорусского фронта в ходе Люблин-Брестской операции освободили Каменец. На каменецкой земле погибли около 2500 солдат Красной армии, людей 29 национальностей.

Легендарная подпольщица – завуч школы

Музей СШ № 1 в Каменце открывали торжественно. Было это в 1967 году. Тогда со всего СССР приехали фронтовики, партизаны, их близкие. Кстати, только за первый год музей посетили более 4 тысяч человек. Экскурсии часто проводила легендарная подпольщица Валентина Сермяжко.

Боец-диверсант оперативной группы партизанского отряда Сермяжко вела разведку по продвижению вражеских войск по железной дороге. Непосредственный исполнитель четырех крушений воинских эшелонов противника, в результате чего разбито и повреждено четыре паровоза, 21 вагон с живой силой и 23 вагона с техникой. Участвовала в составе отряда в шести боях с немецкими захватчиками, где уничтожено до 128 гитлеровцев. Валентина была также в длительных командировках по выполнению заданий командования в западных областях БССР. А еще распространяла листовки и подпольные газеты. Дисциплинированная, смелая партизанка. Это из личного дела, копию некоторых страниц сохранили в каменецкой школе.

– Оказывается, у этого человека столько наград, но о себе она почти не рассказывала, – слушаю учителя истории Ольгу Цандо. – Она больше говорила о других, о боевых товарищах. Поэтому школьники сами провели исследовательскую работу и многое узнали о нашем завуче. Так и собираем сведения о земляках-героях. К примеру, в этой книге собрана информация об учителях школы, которые воевали, а после войны учили детей… Нам, кстати, и по сегодняшний день пишут из разных городов. Не только из Беларуси, но и России, других стран. Просят помочь найти хоть какие-то данные о воевавших здесь родственниках. Сохраняем мы и солдатские письма. Они все разные, однако в каждом чувствуется боевой настрой, вера в завтрашний победоносный день.

На столе у Ольги Николаевны – письма. Их советские воины и их близкие прислали школьникам в 1960–1970 годы, рассказывая о события военных лет. Здесь и фронтовые послания 1940-х. «Сегодня нам важно все это сохранить, детям рассказать, – говорит учитель. – Знаете, с гордостью могу сказать, что дети нашей школы знают события Великой Отечественной, знают о партизанском движении, освобождении Беларуси. Ученики интересуются всем этим, сами охотно ищут информацию о воевавших родственниках. Знаю, что и родители отправляют запросы в разные архивы, в том числе России, Украины».

Подвиг Сергея Вирко

Подвиг Александра Матросова повторил 18-летний парень из деревни Ратайчицы Каменецкого района. Младший сержант, пулеметчик Сергей Вирко, будучи раненым, закрыл собой амбразуру вражеского дзота и дал возможность наступающему батальону продолжить атаку. Было это 4 февраля 1945-го при штурме Кенигсберга. Музей в родной школе этого парня назван его именем.

Таких героев на Каменетчине немало. Главное – о них здесь знают и помнят. Однако сложно ли быть хранителем памяти? «Совсем несложно, – говорит Ольга Николаевна. – Нужно просто любить детей и свою работу. Наши дети знают историю, семьи в этом заинтересованы». Директор СШ № 1 Каменца Александр Сохранный добавил: «Народ может потерять свое будущее, если не сохранит историю... Знаете, моя бабушка пережила оккупацию, дедушка имеет боевые награды. Он был призван отсюда, и я коренной каменчанин. Думаю, так у многих белорусов, поэтому и сегодняшние испытания переживем».

Рядом со школой – братская могила погибших за каменецкую землю. Фронтовики и партизаны со всего бывшего Советского Союза жизней не пожалели ради мира и счастья своих детей, внуков, правнуков… Быть может, о героическом прошлом они помнят еще и потому, что каждый день проходят мимо этого места, 1756 фамилий. Мимо каменного воина, он словно говорит каждому из нас: «Не подведи».

Школьные музеи – это не просто стенды, папки, реквизиты. Это судьбы людей, малой родины. Это хранители истории. Уверена, военные архивы школ помогут и прокурорам с доказательной базой по уголовному делу о геноциде населения Беларуси в годы войны.

Опубликовано:
12 мая 2022
Просмотров:
2398
Категория:
Хештеги:
Поделиться в соцсетях: