Начальник управления по наркоконтролю региона: о ситуации с наркотиками на Гомельщине, работе с подростками и белорусском законодательстве

В конце октября Глава государства провел совещание по вопросам противодействия распространению наркотиков и профилактики наркомании. Обсуждались результаты, которых удалось достичь за последние годы, а также новые антинаркотические меры. Ситуацией на Гомельщине корреспондент «Гомельскай праўды» поинтересовалась у начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД облисполкома Дмитрия Черткова.

Распространение наркотиков

– Дмитрий Николаевич, в 2014 году была значительно усилена ответственность за незаконный оборот наркотиков и приняты системные меры против их распространения. Как изменилась оперативная обстановка в регионе?

– Я хотел бы углубиться в историю. Помню времена, когда нашу главную проблему составляли наркотики опиоидной группы. В начале 2000-х их распространяли в основном представители народности рома, налаживая стабильный канал поставки опия, метадона, героина в регион. Пока не осознали неотвратимость наказания: за распространение наркотиков целыми семьями получали от 8 лет лишения свободы. К 2009 году их противоправную деятельность удалось прекратить. Однако наркозависимые никуда не делись. Варить опий они стали сами. Гомельщина еще помнит крупные задержания «маковых королев» – гражданок, которые на системной основе торговали сырьем для приготовления наркотика, за что получили по 11 лет лишения свободы. Это зло удалось побороть благодаря плотному взаимодействию всех ведомств, в том числе и здравоохранения, которое обеспечивало контроль за наркозависимыми. И если в 2009-м изымали опий по 200–300 раз в год, то к 2016 году такие случаи стали единичными.

В 2014-м Беларусь и нашу область сотрясали так называемые спайсы, в составе которых синтетические наркотики. Их употребление приводило к трагическим последствиям. Разновидностей спайсов было много, правовая система не успевала вносить вещества в список запрещенных.

В конце года был принят Декрет № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Он не только ввел понятие аналогов и усилил ответственность за наркотиче­ские преступления, но и подстегнул все возможные ведомства работать в нужном направлении – бороться с распространением наркотиков. Фактически он стал продуктом всего опыта такой борьбы. В 2015 году были в тонусе, а уже в 2016-м увидели первые результаты: статистика улучшилась. Приблизительно в те годы начался современный этап – распространение особо опасных психотропов через интернет. Меры 2014 года по сей день активизируют антинаркотическую борьбу. В ней участвуют все субъекты профилактики.

– Расскажите о статистике. Сколько преступлений по линии наркоконтроля выявлено в Гомельской области с начала года? Что это за факты?

– За девять месяцев возбуждено 613 уголовных дел за незаконный оборот наркотиков. Из них 243 касается сбыта либо незаконных действий с целью сбыта. Есть небольшая тенденция к увеличению количества преступлений: за аналогичный период прошлого года зафиксировано 561, из которых 223 – за сбыт. Есть преступления, совершенные группой лиц, а также в составе организованной группы. Их количество осталось на уровне прошлого года.

Делаем упор на выявлении системных сбытчиков – людей, которые на постоянной основе занимаются распространением наркотиков и психотропов. Тем самым значительно усложняем работу интернет-магазинам. Сегодня в Беларуси и на Гомельщине в частности обстановка лучше, чем в странах-соседках. Об этом свидетельствуют данные, полученные оперативниками наркоконтроля: организаторы интернет-магазинов оповещают своих же о том, что «Беларусь – это минное поле» и «по Беларуси не работают». Все потому, что в местах лишения свободы находится вся работавшая в регионе цепочка – от среднего звена до человека, который непосредственно ввозил наркотик в страну. А ведь наладить поставки заново непросто: в трафаретчиков, закладчиков, курьеров надо вложить немалые средства, которые стопроцентно не окупятся: наркоконтроль не позволит.

К слову, на Гомельщине с начала года изъято около 60 килограммов психотропных веществ и наркотиков. Это лучший показатель среди областей.

– После совещания у Главы государства Министр внутренних дел Беларуси Юрий Караев отметил, что подразделения по наркоконтролю нацелены рубить спруту голову, а не щупальца. Есть ли у оперативников региона достижения в этом направлении?

– Для нас это не достижения, а обычная работа. За девять месяцев года за сбыт или незаконные действия с целью сбыта к уголовной ответственности привлечены 77 человек. Среди них нет ни одного случайного. Все эти люди – системные распространители, при этом около 20 из них были участниками организованных групп. Совсем недавно, 20 октября, задержали мозырянина, у которого изъяли более полукилограмма вещест­ва, похожего на амфетамин, – сейчас проводится экспертиза.

Есть все основания полагать, что гражданин ввозил наркотики в страну. Человек официально не был трудоустроен более пяти лет. Тем не менее у него изъято около 40 тысяч долларов, два пистолета, четыре транспортных средства. Работа по установлению канала поставки продолжается.

Отмечу, что с начала года возбуждено 12 уголовных дел по факту преступлений, связанных с перемещением наркотиков через границу Беларуси. И это труд органов внутренних дел.

– Как вы оцениваете уровень подростковой наркопреступности в регионе?

– За девять месяцев этого года возбуждено 14 уголовных дел в отношении 13 несовершеннолетних. Возможно, к концу ноября эта статистика пополнится, но не надо делать негативные выводы. В марте–апреле мы задержали группу системных сбытчиков в Речице, однако это были ребята из Могилевской области, которые приехали в райцентр делать закладки. Интересно, что одного из них характеризовали по месту учебы в бобруйском училище как человека, с которого надо брать пример.

Сейчас нет такого наплыва распространителей-подростков, какой наблюдался в 2015–2016 годах, когда ребята выискивали в интернете преступную подработку, не подозревая о последствиях своих действий. Тогда в год привлекали к уголовной ответственности более 40 человек. Сегодняшний уровень напрямую связан с должным образом организованной работой всех субъектов профилактики. Есть в этом и заслуга МВД, учитывая, что именно наше ведомство назначено координатором профилактической работы.

Милицию и наркоконтроль в том числе часто упрекают в некой палочно-галочной системе. Якобы следим только за показателями, отчетами и тому подобным. Но это далеко не так, о чем говорит хотя бы наше взаимодействие с комиссиями по делам несовершеннолетних. Вот один из примеров. В этом году сотрудники наркоконтроля выявили без пяти минут сбытчицу.

15-летняя гомельчанка попробовала свои силы в распространении пока только трафаретной рекламы интернет-магазина по продаже психотропов. Проводя оперативно-разыскные мероприятия, мы поняли, что работодатель вот-вот предложит работнице «повышение», и девочка с головой нырнет в работу непосредственно с наркотиком. Будь у нас корыстные мотивы – подождали бы развития событий. Вместо этого мы передали материалы о девочке в КДН, где за нее серьезно взялись, чтобы не стало поздно. До уголовного дела не довели, применили меры к родителям (далеко не образцовым, надо сказать). Сегодня подросток окружена всесторонним вниманием и контролем, ее направляют и поддерживают, чтобы отвести от пропасти.

Поверьте, если бы в нарко­контроле существовала палочно-галочная система, то на Гомельщине было бы не 613 преступлений, а намного больше. Все материалы изучаются самым тщательным образом.

– К слову, о трафаретчиках. Разве за эту деятельность не предусмотрено суровое наказание?

– Предусмотрено, ведь это роль в организованной преступной группе по распространению наркотиков. У такого «работника» есть определенные задачи – выбрать людное место, нарисовать рекламу интернет-магазина, сфотографировать и отправить отчет работодателю. Для того чтобы доказать причастность к совершению преступления в составе организованной группы, нужно провести колоссальную работу. Заниматься столь дотошным документированием подрост­ковой глупости – если она не приобрела системный характер – никто не будет. Поэтому чаще принимаем профилактиче­ские меры. Все мы в детстве ошибались. Сегодняшние подростки делают это по-другому.

– Поговорим о взрослых. В обществе бытуют полярные мнения о потребителях. Одни считают, что по первой части статьи 328 Уголовного кодекса Беларуси отбывают наказание ни в чем не повинные жертвы обстоятельств, позволившие себе выкурить единст­венный косяк. Другие же, напротив, уверены: перед судом предстают далеко не белые и пушистые. А что по этому поводу скажете вы?

– Скажу так: никогда в жизни милиционер не придет к человеку, который не имеет никакого отношения к незаконному обороту наркотиков. Да, мы обязаны реагировать на любые сообщения о противоправной деятельности. Однако прежде чем представить материалы в Следственный комитет, где принимают решение о возбуждении уголовного дела, проводится глубокое документирование всех обстоятельств происшествия, благодаря оперативно-разыскной работе собираются всевозможные улики, изучается личность гражданина. Вторая позиция однозначно верная.

Важно знать о потребителях одну простую вещь: они обладают информацией о сбытчике. К таким гражданам у нас один вопрос: где взял наркотик? Нет задачи привлечь их к уголовной ответственности.

– В области зарегистрировано 613 преступлений по линии наркоконтроля, 243 из них касаются распространения дурмана. Выходит, 370 фактов со сбытом не связано. Многовато, вам не кажется?

– О высоком профессиональном уровне сотрудников, которые документируют противоправную деятельность.

– Поделитесь мнением: нужно ли что-то менять в антинаркотическом законодательстве?

– Его возможности очень широки. В других государствах год или полтора уходит только на то, чтобы внести в перечень запрещенных веществ ту или иную новую отраву. В Беларуси есть понятие аналога. Наше законодательство весьма совершенно. Нам остается только исполнять его.

Анастасия Макеева, «Гомельская праўда», 10 ноября 2019 г.

Опубликовано:
11 ноября 2019
Просмотров:
1719
Категория:
Поделиться в соцсетях: