Обсуждаем с экспертами, как улучшить систему отбора в вузы и каким правилам приема быть

Увидеть человека и его потенциал

Сфера образования не только самая чувствительная, но и самая важная в нашей стране. Она готовит людей, которые завтра займутся импортозамещением, продовольственной безопасностью и новыми открытиями для экономического развития государства. Поэтому ­Президент не раз подчеркивал, что необходимо выработать четкую и понятную всем систему отбора в вузы. Какими могут быть правила приема, «СБ. Беларусь сегодня» предложила обсудить за круглым столом. В беседе приняли участие министр образования Андрей Иванец, председатель Центральной избирательной комиссии Игорь Карпенко (он занимал пост министра образования с 2016 по 2021 год) и председатель Республиканского совета ректоров учреждений высшего образования Вадим Богуш.

Студенты

Абитуриенты должны делать осознанный выбор

«СБ»: Централизованное тестирование как форму вступительного конкурса стали использовать уже достаточно давно. Люди привыкли к ней, поэтому новость, что система отбора в вузы может измениться, восприняли настороженно. Почему именно сегодня мы говорим об изменениях?

И. Карпенко: Ценность образования понимают все. Но эта система не стоит на месте, развивается, появляются новые дисциплины. Возникает вопрос, как скорректировать суть, учитывая новые знания и достижения. В век информационной гонки образованию важно успевать отобрать то, что необходимо на ближайшую перспективу. Не зря ­Президент говорит, что все нужно делать вовремя. От системы образования зависит, какие кадры придут, какие люди завтра будут стоять у политического и экономического руля, как станут развиваться общество, государство.

А. Иванец: В наши университеты должны приходить те абитуриенты, которые осознанно выбирают профессию. Существующие сегодня правила приема в вузы дают широчайшие возможности для поступающих, что иногда играет негативную роль. Ни для кого не секрет, что абитуриент, выбирая тот или иной факультет либо специальность, порой следует не только зову сердца, но и тому количеству баллов, что он набрал в рамках ЦТ. Еще момент: возможность сдачи четырех ЦТ, результаты которых действительны в течение двух лет. Получается, не поступив в этом году, в следующем человек может снова пройти ЦТ и уже иметь на руках восемь сертификатов по восьми предметам. Выходит, у абитуриента есть возможность поступить в любой университет – от лирика до физика-ядерщика всего один шаг.

Катализатором стало и то, что в 2023 году вводится централизованный экзамен. Получилась многоступенчатая модель: сдача ЦЭ по двум предметам – язык и математика – и последующая возможность сдачи еще двух ЦТ на выбор. Плюс расширился перечень специальностей, по которым предусмотрен внутренний экзамен. Такой трехступенчатый каскад справедливо раскритиковал ­Президент. Он ясно поставил задачу: система должна быть прозрачная, понятная и справедливая.

Причем за ней мы должны видеть не только баллы, но и мотивацию человека: почему он выбирает ту или иную профессию, собирается ли работать, как будет применять знания на благо нашей страны?

В. Богуш: Общественные отношения сегодня демонстрируют все большую динамику, что связано с изменениями прежде всего в подходах к работе с информацией. И образование в этих процессах занимает одну из важнейших составляющих, реализуя концепцию постоянного самосовершенствования и обучения в течение всей жизни. Благодаря этому Беларусь входит в группу стран с высоким уровнем человеческого капитала и в топ-50 по уровню образования. Это значит, что система достаточно сбалансирована, в том числе и в вопросах отбора абитуриентов, но динамика изменений требует и анализа существующих процессов, чтобы адекватно реагировать на будущие вызовы.

Не ломать, а совершенствовать

«СБ»: Можно ли разработать такую систему, которая бы сохранила положительный потенциал ЦТ? Ведь он все же достаточно высок…

И. Карпенко: Давайте сразу скажем: идеальных систем не бывает. Устойчива именно та, которую можно быстро видоизменять под новые запросы. Заметьте, система ЦТ не раз уже претерпевала изменения. Да, у нее много плюсов. Благодаря ЦТ искоренили коррупционную составляющую при поступлении, действуют принципы социальной справедливости. Но мы теряем личностный подход к человеку. Абитуриент должен уметь излагать свои мысли, владеть коммуникативными навыками, анализировать и обобщать материал. Согласитесь, тестирование проигрывает устному экзамену. Или сочинению, которое было, скажем, в мое время. Хотелось бы, чтобы роль образования не сводилась к механическому натаскиванию на тесты, а выполняла воспитывающую и развивающую функции.

А. Иванец: Соглашусь, система контроля знаний определяет и систему преподавания. Тестирование не мотивирует наших детей разговаривать, мыслить. Они привыкли работать с бумагой, тестом, а не с глазу на глаз. Уже сегодня завершаем работу по внесению изменений в структуру контрольных работ на уровне общей средней школы. Количество сочинений увеличится. И делаем это не на пустом месте. С сентября увеличиваем количество часов на языки, а со следующего года – на литературу.

И. Карпенко: Если мы говорим о системе отбора в высшие учебные заведения, то я бы не ломал систему полностью, а шел по пути совершенствования, не отрицая тестирование как базовый формат проведения аттестации. Надо ответить на вопрос: какие элементы добавить, что поможет увидеть потенциал абитуриента, сохранить момент справедливого распределения мест и не потерять мотивированного ученика. У нас есть яркий пример – педагогические классы. Белорусский опыт функционирования таких классов вдохновляет сегодня многих. В педвузе вырос конкурс, пришли медалисты, увеличилось количество парней... Не зря в России поручили открыть пять тысяч подобных классов. Может, использовать наработки данной модели?

А. Иванец: Полностью отказаться от ЦТ – серьезный шаг. Если мы сегодня проведем социологическое исследование, уверен, общество скажет, что доверяет этой системе оценки и проверки знаний. Поэтому идем по пути упрощения и усовершенствования модели. Возможно, нам необходимо уйти от ЦТ в виде дополнительного экзамена.

Давайте рассмотрим вариант, который может быть наиболее выигрышным. Выпускники школ сдают два централизованных экзамена, один внутренний экзамен в вузе и представляют личную характеристику от педагогического совета школы.

Теперь остановимся на каждом моменте подробнее. В каждом вузе необходим язык, поэтому обязательным для сдачи ЦЭ станет белорусский или русский (на выбор). Второй предмет централизованного экзамена учащийся будет определять самостоятельно – в зависимости от того, в какой университет планирует поступать. Далее абитуриента ждет внутренний экзамен в вузе. Уже сейчас Министерство образования проводит серьезную работу по изменению структуры централизованного тестирования. Раньше у нас примерно половина заданий в тесте была с выбором вариантов ответа, где есть вероятность что-то угадать либо вспомнить, посмотрев на варианты. Сегодня практически сводим к минимуму эту составляющую с выбором. Это будет обычная контрольная, например, по математике, где необходимо решить задачу, но в клетку ответов вписать конкретный результат.

Что мы получаем? Ребенок определяется с профилем в школе, сдает два ЦЭ и проходит внутренний экзамен в университете, форму которого каждый вуз сможет определить самостоятельно. По каким-то предметам это, возможно, будет письменный экзамен, где-то это будет дублироваться с одним из предметов, уже сданным ребенком во время ЦЭ. Например, при поступлении на механико-математический факультет молодой человек сдал ЦЭ по языку и математике, а после должен вновь пройти внутренний экзамен по математике. Считаю, это абсолютно нормальным. Ведь поступление в университет предполагает углубленные знания по конкретному предмету.

Чем выигрышен такой подход? Говоря простыми словами, прекратим беготню между университетами. Уберем «кашу» с точки зрения трехступенчатой системы. И мотивируем абитуриента сделать осознанный выбор.

Человек будет понимать: определяясь со вторым экзаменом, он выбирает испытание для поступления в вуз. Не станет возникать вопрос: если я хочу поступать на исторический или филологический, зачем сдавать математику?
Это одна из моделей, которую мы видим. Конечно, дополнительно прорабатываем иные формы. Согласен с Игорем Васильевичем, что хорошо себя зарекомендовала модель педагогических классов. При поступлении абитуриенту выдается направление от педсовета. Если направления нет, то по льготной траектории нельзя поступать. Мы также рассматриваем возможность выдачи характеристики педсовета по установленной форме, которая станет обязательной при поступлении в университет. Кто видит школьника все 11 лет? Учителя. Но характеристика не будет нести балльность. Аттестат, внутренний экзамен, ЦЭ – да. Это как штрих к портрету абитуриента при сдаче внутреннего экзамена. Заглянуть в душу человека за 15 минут невозможно, а ответственность серьезная. И хочу развеять все опасения: педагогическое сообщество всегда стремится поддержать своего ученика. Мы это видим по оценкам в школах.

И. Карпенко: Единственное, что меня смущает, чтобы мы не потеряли уровень математической подготовки. Эта наука – основа для многих профессий, даже если не идет профильным предметом. Например, профильные дисциплины в медвузе – химия, биология, но и здесь без логического мышления далеко не уедешь. По уровню математических знаний оценивают техническую безопасность страны. А для нас, где сконцентрированы мощнейшие машинные производства, этот вопрос стоит особенно остро.

В. Богуш:

Совершенствуя, шлифуя отдельные моменты, не стоит уходить от централизованного тестирования, поскольку эта технология оценки уровня знаний сама по себе имеет резервы для дальнейшего развития.

Если мы говорим о том, что учащийся самостоятельно будет выбирать второй предмет для сдачи ЦЭ, то вопрос лежит в плоскости «профилизации» старших классов средней школы. Идет перестройка не только высшего образования, а всей цепочки, объединяющей все уровни образования между собой. И задача профильных классов, чтобы к выпуску из средней школы ребенок уже имел осознанное представление о своей будущей профессиональной деятельности. По сути, это уровень формирования базового профессионального мировоззрения у молодого гражданина.

А. Иванец: Абсолютно точно подмечено про профилизацию. С нового учебного года в школы возвращается допрофильная подготовка на уровне 8–9-го класса. Это необходимо для того, чтобы к моменту окончания девятого класса молодые люди смогли сделать выбор своей дальнейшей траектории обучения на уровне колледжа: получать рабочую профессию либо продолжать обучение на третьей ступени общего среднего образования – идти в 10 – 11-й классы и делать осознанный и подготовленный выбор профиля. Тогда во время обучения в профильных 10 – 11-м классах ребята смогут получить дополнительные углубленные знания по выбранному предмету. Мы сегодня много говорим про практикоориентированность высшего образования и про то, что практические занятия студентов должны начинаться уже с первого курса. Это значит, что во многом теоретическую подготовку они должны получать на уровне старших классов.

И. Карпенко: Профориентационная работа со школьной скамьи поможет отобрать мотивированных абитуриентов. Но не только школы и университеты должны участвовать в этом. Если сегодня работодатель не поймет, что он в первую очередь ответственен за будущие кадры, ничего не произойдет. В этом плане очень показателен частный пример Минского тракторного завода, где генеральный директор не боится предоставить трактор для обучения в колледж, мотивируя ребят поступать на специальности, связанные с машинным производством. И таких работодателей с каждым годом должно становиться все больше.

Новая система и борьба за кадры

«СБ»: Сегодня идет острая борьба за кадры. Заграничные вузы готовы с руками и ногами забирать наших ребят, принимая результаты ЦТ. Особенно если речь идет про одаренную молодежь. Если при новой системе абитуриенты будут более ограничены в своем выборе, не потеряем ли мы людей?

В. Богуш: Риски есть. Сегодня мы вышли на обсуждение централизованной системы оценки знаний для школы и более децентрализованной системы приема вступительных испытаний в университете. С точки зрения упрощения есть резон. Но сегодня ребенок видит, поступает он в тот или иной университет по баллам или нет. В зависимости от ситуации он может переориентироваться на другой вуз, но по той же специальности. В случае различных внутренних вступительных испытаний в разные университеты вопросы отбора в вуз и выбора абитуриента существенно осложнятся. Да, ведущие вузы не будут испытывать больших трудностей, но что скажут регионы?..

Как мне кажется, необходимо сохранить централизованный подход к организации вступительных экзаменов во всех учреждениях высшего образования. С едиными программами вступительных испытаний. Для естественно-научного блока мы можем использовать имеющуюся технологию ЦТ, изменив содержание теста, но оставив все его плюсы: унификация заданий, автоматизация обработки, нулевые коррупционные риски, прозрачность самой модели. А для специальностей гуманитарного блока действительно можно вводить внутренний экзамен. Сложно уложить философию или литературу в структуру теста.

При этом для способных и талантливых школьников, проявивших себя в творческих конкурсах и вузовских олимпиадах, имеющих отличный аттестат, медали и творческие достижения, вполне обоснованы льготные траектории зачисления.

И. Карпенко: К защите рынка труда надо серьезно относиться. Приведу пример: сегодня подготовить врача – трудоемкая задача. Как рассуждают в других странах: зачем тратить деньги на длительную кропотливую подготовку своих специалистов, если можно сделать хитрее, переманив их из-за рубежа. Вот вам рабочая схема. Если раньше в этих странах требовали подтвердить диплом и знания языка, то сегодня только приезжай…

А. Иванец: Проблема оттока кадров есть. Для нас особенно болезненный момент, когда страну покидают одаренные ребята. Хотя результаты нынешней вступительной кампании показали, что количество выпускников-медалистов и медалистов, которые пришли в вузы, практически совпадает.

В наши университеты поступило более 700 победителей республиканских, международных олимпиад. 

И эта статистика не может не радовать. Думаю, это и вопрос осознанности выбора. Также сегодня многие вузы практикуют общий конкурс по группе специальностей, что позволит не потерять сильных абитуриентов. Человек подает документы и указывает приоритетную специальность, если не проходит на нее, то участвует в конкурсе на смежные. Актуален и вопрос общего конкурса в вузы единой направленности. Например, абитуриент мечтает стать учителем. Для него не является критичным тот момент, где именно он будет учиться – в Минске или, скажем, в Витебске.

И. Карпенко: Наша система образования – часть мировой. Важно не перегрузить новую модель по сравнению с теми системами, которые нас окружают. Перегрузим – больше вероятность того, что человек будет выбирать не наш вуз, а соседний. Этот момент обязательно надо учитывать.

СКАЗАНО

– На совещании (по развитию национальной системы образования. – Прим. ред.) мы тоже не пришли к единому мнению. Я раскритиковал этих разработчиков, я их отправил обратно и сказал: до конца года мы должны принять решение. Абитуриенты, будущие студенты и их родители должны знать, как с будущего года мы будем отбирать самых-самых умных, талантливых, знающих, красивых и прочее. Будущую элиту нашей страны. Я к этому еще вернусь. Пока решение не принято.

Президент Александр ­Лукашенко во время открытого урока «Историческая память – дорога в будущее!», 1 сентября 2022 года.

Опубликовано:
7 сентября 2022
Просмотров:
7042
Категория:
Поделиться в соцсетях: