С какими вопросами к психологу обращаются подростки и чем могут помочь им родители?

Переживаю – значит, существую

Подросток

Невроз из-за ЦТ, компьютерная зависимость, отсутствие контакта со сверстниками, буллинг в коллективе… И это далеко не все. Хорошо, когда рядом есть те, кто выслушает и даст дельный совет. Но порой дети упираются в стену непонимания со стороны родных и остаются один на один со своими проблемами. Как избежать таких ситуаций? Об этом беседа с психологом столичного УЗ «Городской детский клинический психиатрический диспансер» Ольгой Науменковой.

Страдать разрешается

Подростки все чаще доверяют свои тайны психологу. И это нормально.

– В основном детей приводят к нам проблемы взаимоотношения со сверстниками, чувство одиночества, неумение общаться, отсутствие друзей, комплекс неполноценности или повышенная тревожность. И причина чаще всего кроется в семье, – говорит специалист.

По словам Ольги Науменковой, психологи – это те люди, которые безоценочно выслушают подростка:

– Мы не можем жить чужой жизнью. Но в беседе с нами ребенок понимает, как ему действовать. Мы одни из немногих, кто разрешает эмоции и страдания. Если дома мальчик начинает плакать, ему сразу: «Прекрати, ты мужик».

И зачастую на приеме ребята бывают более откровенны, нежели с родными или друзьями, со стороны которых происходит обесценивание тревог подростка: «Расстался с девушкой? Сколько еще таких будет! Завтра найдешь другую, и все у тебя будет хорошо».

– Для подростка это первые чувства. А он ставится перед фактом, что эти переживания смешны. Кризис – не та ситуация, которая может подождать.

Ольга Васильевна вспомнила случай из практики. Как-то на глазах у сына мама ­выбросила в мусорку тело хомячка. У мальчика развилась истерическая слепота. Около недели он ничего не видел.

– Получилось так, что в мусорное ведро выбросили его единственного друга, с которым он делился своими переживаниями, – объясняет психолог.

Не оценками едины

Зацикленность на школьной успеваемости – тенденция достаточно тревожная.

– Завышенные требования детей к себе – это работа родителей. Хорошие мама и папа говорят: «Старайся, учись хорошо…» Учителя то же самое. Все время идет гонка. Ребенок должен соответствовать. С одной стороны, это неплохо, мотивация идти вперед. Но с другой – не все эту гонку выдерживают, – констатирует Ольга Васильевна. – Это взрослые понимают, что оценки исправляются, профессию можно поменять… А для детей каждая проблема – вопрос жизни и смерти.

Неуспехи в школе ребенок расценивает как «у меня ничего не получится в жизни, я нигде не найду свое место, никто ко мне не будет относиться хорошо, нет перспектив, общаются со мной из жалости». Подросток в силу возраста перед этим состоянием беспомощен. Родители тоже не знают, что делать с плачущим чадом.

Лучшее решение, по их мнению, оставить дочь или сына наедине с собой – поплачет и успокоится. Друзья тоже не захотят иметь дело с депрессивным товарищем.

– И тогда ребенок понимает, что у друзей поддержки нет, у родителей – нет, в школе – нет. И это еще больше усугубляет состояние. Потому что в таких ситуациях важна социальная поддержка: мы тебя понимаем, принимаем.

Кому нужны курсы актерского мастерства

Ребята 15–16 лет начинают задумываться, кем хотят стать в будущем. На прием к психологу они приходят чаще всего к концу учебного года или в начале 11-го класса с желанием понять, какая сфера им больше подходит.

– Например, был у меня мальчик, который хотел связать свою жизнь с юриспруденцией. Однако в этой сфере нужно уметь общаться с людьми. А он у доски боится отвечать, ладони потеют от страха. Зато в сети великолепный оратор. И я понимаю, что в интернете он компенсирует свое неумелое живое общение. Есть дети, которые в конце ­терапии понимают, что все-таки сфера, где нужно много коммуницировать, им не подходит, – ­отмечает Ольга Васильевна.

Бывает, ребенку действительно помогают раскрепоститься курсы актерского мастерства, так как там уникальность проблемы исчезает. Подросток понимает: он не один  ­такой. Несколько человек заикаются от страха, еще пару – боятся выступать прилюдно, у некоторых также потеют ­ладошки.

– Дети уже видят, что в пресловутом IТ-секторе вакансий все меньше. Поэтому пытаются понять, что им нравится, кем они хотят быть. На этом фоне жару поддают родители, которые ставят планку – быть отличником, обязательно поступить в вуз. Хочется донести до взрослых, что главное – здоровье ребенка, как физическое, так и психическое, а не только учеба, – говорит специалист.

Гонка за лайками

Одна из проблем последнего десятилетия – игровая зависимость. Ольга Васильевна уверяет, что по перечню игр и герою можно понять, какая проблема у подростка:

– Ко мне на прием приходят ребята, которые выбирают себе агрессивного персонажа. Участвуя в боях, ребенок получает заряд адреналина, который никуда не уходит после выхода из игры. То есть мальчик не возвращается спокойным в реальный мир, он все еще возбужден. И бывает так, что это возбуждение вымещается на более слабых.

Запрет играть может отдалить подростка от родителей. Поэтому важно ограничивать время, проведенное за монитором компьютера. Также нужно найти правильный способ для выхода избыточной энергии.

И еще. Видя, что в том же Instagram некоторые подростки успешны, имеют собственный заработок, дети начинают комплексовать. К слову, психологическую травму может легко нанести и фото, которое одноклассники выложили в интернет, а на нем подросток плохо получился. Лайки, комментарии для детей действительно важны. Это система оценки, которая поднимает их статус. Они чувствуют себя гораздо увереннее, чем пользователи, которые непопулярны в соцсетях.

Чтобы был душевный контакт, нужно входить в круг общения ребенка. Важно знать, с кем он дружит в реальности, в сети. Стоит донести до него, что с любыми проблемами нужно идти к родителям, которые будут помогать, будут за него.

Быть в кругу общения

По словам психолога, дети порой становятся жертвой мошенников, которые проявляют к своим «подопечным» абсолютное внимание. Они изучают фотографии, стиль общения. Собеседник употребляет молодежный сленг, рассказывает про любимые группы, которые точно такие, как у жертв. Девочки, которые общались с педофилами, даже не подозревали, что с ними переписывается взрослый человек.

Были случаи, когда мошенники провоцировали ребенка-отличника употреблять в переписке матерные слова. Хотя подросток в жизни никогда не ругался. Затем мошенник делал скрины нецензурщины и угрожал, что отправит это родителям, учителям и так далее. И дети пугаются и идут на поводу у преступников.

Стоит ли родителям лезть в личное пространство своих чад, заглядывать в их аккаунты в соцсетях?

– Я считаю, что до 18 лет родители несут ответственность за ребенка. А чтобы был душевный контакт, нужно входить в его круг общения. Важно знать, с кем он дружит в реальности, в сети. Стоит донести до него, что с любыми проблемами нужно идти к родителям, которые будут помогать, будут за него, – советует специалист.

Бывает, что сын или дочь уходят на ночь, а папа и мама даже не спрашивают, куда и зачем. Или спрашивают, но, не получив ответа, смиряются.

– Раньше основным институтом, который занимался ребенком, была семья. Сейчас нередко родители перекладывают свои обязанности на детский сад, школу, кружки и секции: мы заплатим – сделайте это за нас. Но это ошибочный подход, – резюмирует Ольга Науменкова.

Опубликовано:
23 июня 2021
Просмотров:
8989
Категория:
Хештеги:
Поделиться в соцсетях: