В школе № 56 работает единственный в Минске музей, посвященный аварии на ЧАЭС

На этой неделе минская средняя школа № 56 отмечает маленькую, но важную дату: ровно год назад, накануне годовщины катастрофы на ЧАЭС, здесь открылся музей «Чернобыль: боль и возрождение» – единственный подобный в Минске. На 30 «квадратах» разместились фото и книги, дозиметры и сигнализаторы, респираторы и защитные костюмы. Причем их не стали прятать за стекло: посетители могут подержать в руках каждый прибор и примерить любой предмет экипировки, чтобы почувствовать, каково приходилось тем, кто ликвидировал последствия одной из крупнейших катастроф XX века.

Манекен Георгий

– Знакомьтесь: это Георгий, наш хранитель ключей и главный объект для фото, – шутит, распахивая двери, руководитель музейной экспозиции и преподаватель истории Виктория Дияшкина.

Георгий оказывается полноростовым манекеном, «наряженным» в общевойсковой защитный комплект. Хранителем он назван неслучайно: во время школьных квестов, посвященных Чернобылю, заветный ключ от музея обычно прячут у него в ладони. Костюм на Георгии – противогаз, защитный плащ, ботинки, перчатки – подлинный, упреждает мой вопрос Виктория Вячеславовна:

– Конечно, в зоне он не был: все комплекты, в которых работали ликвидаторы, утилизировались. Но он был выпущен в то же время и на той же фабрике, что и остальные.

Среди экспонатов (а большинство из них переданы в музей Министерством внутренних дел, Министерством обороны и общественным объединением «Ветераны Чернобыля») – никакого новодела или стилизации. Так, например, рентгенометр и сигнализатор-индикатор, которые мы замечаем на одном из стеллажей, настоящие.

– Вы могли видеть такие приборы во второй серии нашумевшего сериала «Чернобыль», – обращает внимание Виктория Дияшкина. – Рентгенометр крепился к объекту и питался от стационарной сети. И в этом было его преимущество: он работал постоянно и не требовал, например, останавливать машину, чтобы сделать замер. Сигнализатор-индикатор вешался на стену: когда уровень радиа­ции превышал допустимый, загоралась красная лампочка и раздавался резкий звуковой сигнал. Оба «девайса» до сих пор рабочие.

На соседнем стеллаже – модели портативных дозиметров, которые носили с собой ликвидаторы: если заглянуть в окуляр, видно количество рентген, накопленных за день. Данные суммировались, и после того как число достигало максимума (как правило, это было 25 рентген), работники возвращались на большую землю.

Самые большие дозы собирали «крышные коты», проводит ликбез руководитель музейной экспозиции:

– Так называли работников, которым поручили сбрасывать фонящие графитовые обломки, залетевшие на крышу третьего энергоблока. Радиационный фон наверху зашкаливал до такой степени, что даже мощная японская техника, которой поначалу планировали поручить эту задачу, моментально выходила из строя. Сделать работу требовалось максимально быстро: 60–80 секунд на то, чтобы подняться на крышу, и еще столько же, чтобы сбросить вниз обломок и спуститься. Одному человеку разрешалось побывать наверху не больше двух-трех раз.

И если «крышные коты» работали в защитных костюмах и специальных свинцовых щитках, то большинство ликвидаторов довольствовались респираторами. Посетителям музея предлагается примерить этот предмет и попытаться присесть десять раз, не снимая экипировки:

– Ребята обычно удивляются, насколько это тяжело. А теперь представьте, что ликвидаторы проводили в таком облачении по восемь-десять часов.

Посетителям музея рассказывают не только о событиях рокового 1986 года, но и о последствиях катастрофы для нашей страны, а также о современном развитии атомной энергетики. У Виктории Дияшкиной нет универсального сценария экскурсии:

– Всегда стараюсь адаптировать его под аудиторию. Ученикам начальной школы даю одну информацию, старшеклассникам, которые уже изу­чали физику и имеют представление о строении атома, – другую, взрослым посетителям (а музей открыт для всех желающих) – третью. Надеюсь, что вне зависимости от возраста в нашем музее интересно всем. Детям так точно: если еще 15 лет назад о катастрофе на Чернобыльской АЭС слышал каждый школьник, то сейчас именно у нас многие впервые узнают, что в истории страны была и такая страница. Если у ребят и есть какое-то представление, то чаще всего оно ограничивается компьютерной игрой «Сталкер»: школьники искренне верят, что Чернобыльская зона – это место, где водятся мутанты. Приходится объяснять, что на самом деле все было по-другому: без монстров, но при этом гораздо страшнее.

КОМПЕТЕНТНО

Анжелика Захаревская, директор средней школы № 56 Минска:

– Наша школа – социокультурный центр минского микрорайона Каменная Горка, поэтому неудивительно, что музей появился именно здесь. Еще задолго до открытия мы размещали информацию о поиске экспонатов на различных сайтах. Откликнулись многие: предметы ехали к нам со всех уголков страны. Искренне рады, что у наших учеников есть возможность больше узнать о событиях 1986 года и о героях, ликвидировавших последствия катастрофы: невозможно строить будущее, если не помнить прошлого.

ВОПРОС С ЭКСКУРСИИ

Что делать при угрозе радиационного заражения? (Незамедлительно покинуть улицу и оставаться в помещении, предварительно закрыв все форточки и закупорив вентиляцию. И обязательно включить радио или телевизор, чтобы услышать дальнейшие указания).

Опубликовано:
24 апреля 2020
Просмотров:
4056
Категория:
Хештеги:
Поделиться в соцсетях: