«Все, чем я жила, превратилось в песок, утекающий сквозь пальцы». Монолог мамы наркозависимого

Валентина Сергеевна переехала в Минск вместе с дочкой и сыном Славой после аварии на Чернобыльской АЭС: их маленький приграничный город накрыло радиационное пятно. В незнакомом мегаполисе все оказалось по-другому: если раньше сын все время находился на виду и было понятно, чем он занят и с кем дружит, то здесь мальчик часто был предоставлен сам себе. Впрочем, это не помешало ему хорошо учиться и без проблем поступить в вуз на экономическую специальность.

Наркотики

Окончив институт, Слава ушел на вольные хлеб. Начал с должности менеджера по продажам и вскоре дорос до замдиректора фирмы. Кажется, все шло хорошо: дети выросли, стали самостоятельными и финансово независимыми, и маме, которая растила их одна, следовало бы выдохнуть с облегчением. Но нет: обнаружилось, что сын употребляет наркотики.

– Что чувствуешь в тот момент, когда сталкиваешься с проблемой лицом к лицу? Вот представьте: вы много лет вкладывали в ребенка всю свою любовь, силы, мечты – и вдруг созданная вами конструкция рассыпается. Все, чем ты жил, превращается в песок, утекающий сквозь пальцы.

Вначале Валентина Сергеевна недооценивала масштаб проблемы:

– Я наивно считала: да я сейчас как займусь этим вопросом, как стукну кулаком по столу, как отругаю сына – и все моментом наладится. Уже потом мы с дочкой подсчитали, что на борьбу со Славиной зависимостью у нас ушло  долгих шесть лет.

Эти шесть лет вместили многое, о чем мама вспоминает лишь украдкой – не хочется. Как вечером сломя голову бежала домой, пытаясь отогнать навязчивую мысль: «А вдруг в эту самую минуту мой сын умирает?» Как, набросив пальто на ночную сорочку, бегала по району, высматривая Славу под подъездами: зима ведь, может замерзнуть…

– Помню, однажды стала его отчитывать: «Слава, я так мечтала, что ты получишь образование, станешь хорошим специалистом, что я буду готовиться к твоей свадьбе. А теперь мне к чему готовиться – к похоронам?» «Сколько стоят похороны? Я оставлю тебе эту сумму», – этот разговор застрял в моем сердце занозой навсегда.

Поначалу Валентина Сергеевна была уверена, что они смогут «задушить» проблему в семейном кругу. Когда поняла, что не справляется, стала искать помощь и поддержку у родных, знакомых:

– Но это не приносило утешения. Все говорили о Славе так, будто на нем уже можно ставить крест. Одна знакомая даже обронила слово – «конченный». Соседи оставляли мне на автоответчик десятки гневных сообщений: что в мое отсутствие в квартире собираются непонятные компании, что из-за Славы весь дом пропах ацетоном и уксусом, но никто из них не пришел поговорить, не спросил, нужна ли нам помощь.

Все изменилось, когда Валентине Сергеевне дали телефон парня, бывшего наркозависимого, который вел группу помощи для родителей при одной из минских церквей:

– Я пришла на встречу, рассказала свою историю, и впервые за все время никто не ахал и не ужасался, потому что примерно такая же история была за душой у каждого. Стало понятно: я не одна.

Группа работала по программе «12 шагов», популярной в сообществах для наркозависимых и созависимых. Родителям рассказывали, что детей надо любить, но не потакать им, что нельзя целиком окунаться в проблему и подменять ей всю свою жизнь.

– А еще Леша, лидер группы, повернул мои мысли в другое направление. «Что мне сделать, чтобы решить проблему?» – требовала я от него волшебной таблетки. «Начните с себя», – посоветовал он. Я прямо опешила: при чем тут я? Потом задумалась: а ведь действительно, если умирает дерево, первым гибнет не ствол – сначала начинают скручиваться и опадать листочки. Может, и у людей так?.. Иногда думаю, что это испытание было послано не сыну, а мне, чтобы дать шанс изменить свое отношение к жизни, к людям. Я, которая раньше осуждала всех без разбора, мол, валяются тут под подъездом всякие неблагополучные, сейчас всегда подойду и предложу помощь пьяному, наркозависимому, которого «крутит», благо вычислять их в толпе давно научилась.

И если мама вовсю старалась жить по новым принципам, Слава не хотел приходить на собрание в группу ни в какую. Но, как известно, когда гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе: бывшие наркозависимые пришли к парню сами.

– Прослышав, что у нас ожидаются гости, Слава заявил: «Если хлопцы переступят наш порог, сразу же уйду!» Но «хлопцы» пришли, и переступили, и беседа сложилась: когда о проблеме рассуждает не врач и не милиционер, а бывший наркозависимый, который сумел с ней справиться, все воспринимается по-другому.

Слава стал ходить на встречи. А через пару месяцев в разгаре рабочего дня позвонил маме взволнованный: «Помнишь, ты уговаривала меня поехать в реабилитационный центр? Так вот я готов. Поможешь собрать вещи?» В центре молодой человек провел почти полтора года: сначала адаптировался к новой, «чистой» жизни, затем ресоциализировался – заново учился жить в обществе, потом волонтерил – помогал новичкам. Слава «чист» уже четыре года. Он женился и снова устроился на работу по специальности, а чуть позже, став на ноги, открыл собственную фирму. При этом у него огромная соцнагрузка: он ведет встречи для родителей наркоманов, помогает бывшим наркозависимым устраиваться в жизни.

– Что делать, если в ваш дом тоже пришла беда? – резюмирует Валентина Сергеевна. – Главное – не опускать рук и верить. Недавно на группе для созависимых одна новенькая обреченно сказала: «Наверное, у нас с сыном ничего не получится!» Так я ее осекла: как можно допускать такие мысли? Войну можно выиграть только в том случае, если ты уверен в победе.

Крупенькова Виктория, «Знамя юности», 16 января 2020 г.

Опубликовано:
20 января 2020
Просмотров:
671
Категория:
Поделиться в соцсетях: